Конёк-горбунок (П. Ершов)

 

Вот Иван к царю идет
И такую речь ведет:
«Для царевниной поимки
Надо, царь, мне две ширинки,
Шитый золотом шатер
Да обеденный прибор –
Весь заморского варенья –
И сластей для прохлажденья». –
«Вот давно бы так, чем нет», –
Царь с кровати дал ответ
И велел, чтобы дворяна
Все сыскали для Ивана,
Молодцом его назвал
И «счастливый путь!» сказал.

 

На другой день, утром рано,
Разбудил конек Ивана:
«Гей! Хозяин! полно спать!
Время дело исправлять!»
Вот Иванушка поднялся,
В путь дорожку собирался,
Взял ширинки и шатер
Да обеденный прибор –
Весь заморского варенья –
И сластей для прохлажденья;
Все в мешок дорожный склал
И веревкой завязал,
Потеплее приоделся,
На коньке своем уселся,
Вынул хлеба ломоток
И поехал на восток
По тоё ли Царь-девицу.

 

Едут целую седмицу;
Напоследок, в день осьмой,
Приезжают в лес густой.
Тут сказал конек Ивану:
«Вот дорога к окияну,
И на нем-то круглый год
Та красавица живет;
Два раза она лишь сходит
С окияна и приводит
Долгий день на землю к нам.
Вот увидишь завтра сам».
И, окончив речь к Ивану,
Выбегает к окияну,
На котором белый вал
Одинешенек гулял.
Тут Иван с конька слезает,
А конек ему вещает:
«Ну, раскидывай шатер,
На ширинку ставь прибор
Из заморского варенья
И сластей для прохлажденья.
Сам ложися за шатром
Да смекай себе умом.
Видишь, шлюпка вон мелькает.
То царевна подплывает.
Пусть в шатер она войдет,
Пусть покушает, попьет;
Вот, как в гусли заиграет –
Знай, уж время наступает.
Ты тотчас в шатер вбегай,
Ту царевну сохватай,
И держи ее сильнее,
Да зови меня скорее.
Я на первый твой приказ
Прибегу к тебе как раз,
И поедем… Да смотри же,
Ты гляди за ней поближе,
Если ж ты ее проспишь,
Так беды не избежишь».
Тут конек из глаз сокрылся,
За шатер Иван забился
И давай дыру вертеть,
Чтоб царевну подсмотреть.

 

Ясный полдень наступает;
Царь-девица подплывает,
Входит с гуслями в шатер
И садится за прибор.
«Хм! Так вот та Царь-девица!
Как же в сказках говорится, –
Рассуждает стремянной, –
Что куда красна собой
Царь-девица, так что диво!
Эта вовсе не красива:
И бледна-то и тонка,
Чай, в обхват-то три вершка;
А ножонка-то ножонка!
Тьфу ты! Словно у цыпленка!
Пусть полюбится кому,
Я и даром не возьму».
Тут царевна заиграла
И столь сладко припевала,
Что Иван, не зная как,
Прикорнулся на кулак;
И под голос тихий, стройный
Засыпает преспокойно.

 

Запад тихо догорал.
Вдруг конек над ним заржал
И, толкнув его копытом,
Крикнул голосом сердитым:
«Спи, любезный, до звезды!
Высыпай себе беды!
Не меня ведь вздернут на кол!»
Тут Иванушка заплакал
И, рыдаючи, просил,
Чтоб конек его простил.
«Отпусти вину Ивану,
Я вперед уж спать не стану». –
«Ну, уж Бог тебя простит! –
Горбунок ему кричит. –
Все поправим, может статься,
Только, чур, не засыпаться;
Завтра, рано поутру,
К златошвейному шатру
Приплывет опять девица –
Меду сладкого напиться.
Если ж снова ты заснешь,
Головы уж не снесешь».
Тут конек опять сокрылся;
А Иван сбирать пустился
Острых камней и гвоздей
От разбитых кораблей
Для того, чтоб уколоться,
Если вновь ему вздремнется.

 

На другой день, поутру,
К златошвейному шатру
Царь-девица подплывает,
Шлюпку на берег бросает,
Входит с гуслями в шатер
И садится за прибор…
Вот царевна заиграла
И столь сладко припевала,
Что Иванушке опять
Захотелося поспать.
«Нет, постой же ты, дрянная! –
Говорит Иван, вставая. –
Ты вдругорядь не уйдешь
И меня не проведешь.»
Тут в шатер Иван вбегает,
Косу длинную хватает…
«Ой, беги, конек, беги!
Горбунок мой, помоги!»
Вмиг конек к нему явился.
«Ах, хозяин, отличился!
Ну, садись же поскорей!
Да держи ее плотней!»

 

Вот столицы достигает.
Царь к царевне выбегает.
За белы руки берет,
Во дворец ее ведет
И садит за стол дубовый
И под занавес шелковый,
В глазки с нежностью глядит,
Сладки речи говорит:
«Бесподобная девица!
Согласися быть царица!
Я тебя едва узрел –
Сильной страстью воскипел.
Соколины твои очи
Не дадут мне спать средь ночи
И во время бела дня,
Ох, измучают меня.
Молви ласковое слово!
Все для свадьбы уж готово;
Завтра ж утром, светик мой,
Обвенчаемся с тобой
И начнем жить припевая».

 

А царевна молодая,
Ничего не говоря,
Отвернулась от царя.
Царь нисколько не сердился,
Но сильней еще влюбился;
На колен пред нею стал,
Ручки нежно пожимал
И балясы начал снова:
«Молви ласковое слово!
Чем тебя я огорчил?
Али тем, что полюбил?
О, судьба моя плачевна!»
Говорит ему царевна:
«Если хочешь взять меня,
То доставь ты мне в три дня
Перстень мой из окияна!» –
«Гей! Позвать ко мне Ивана!» –
Царь поспешно закричал
И чуть сам не побежал.

 

Вот Иван к царю явился,
Царь к нему оборотился
И сказал ему: «Иван!
Поезжай на окиян;
В окияне том хранится
Перстень, слышь ты, Царь-девицы.
Коль достанешь мне его,
Задарю тебя всего». –
«Я и с первой-то дороги
Волочу насилу ноги –
Ты опять на окиян!» –
Говорит царю Иван.
«Как же, плут, не торопиться:
Видишь, я хочу жениться! –
Царь со гневом закричал
И ногами застучал. –
У меня не отпирайся,
А скорее отправляйся!»
Тут Иван хотел идти.
«Эй, послушай! По пути, –
Говорит ему царица, –
Заезжай ты поклониться
В изумрудный терем мой
Да скажи моей родной:
Дочь ее узнать желает,
Для чего она скрывает
По три ночи, по три дня
Лик свой ясный от меня?
И зачем мой братец красный
Завернулся в мрак ненастный
И в туманной вышине
Не пошлет луча ко мне?
Не забудь же!» – «Помнить буду,
Если только не забуду;
Да ведь надо же узнать,
Кто те братец, кто те мать,
Чтоб в родне-то нам не сбиться».
Говорит ему царица:
«Месяц – мать мне. Солнце – брат».
«Да смотри, в три дня назад!» –
Царь-жених к тому прибавил.
Тут Иван царя оставил
И пошел на сеновал,
Где конек его лежал.

 

«Что, Иванушка, невесел?
Что головушку повесил?» –
Говорит ему конек.
«Помоги мне, горбунок!
Видишь, вздумал царь жениться,
Знашь, на тоненькой царице,
Так и шлет на окиян, –
Говорит коньку Иван, –
Дал мне сроку три дня только;
Тут попробовать изволь-ка
Перстень дьявольский достать!
Да велела заезжать
Эта тонкая царица
Где-то в терем поклониться
Солнцу, Месяцу, притом
И спрошать кое об чем…»
Тут конек: «Сказать по дружбе,
Это – службишка, не служба;
Служба все, брат, впереди!
Ты теперя спать поди;
А назавтра, утром рано,
Мы поедем к окияну».
На другой день наш Иван
Взяв три луковки в карман,
Потеплее приоделся,
На коньке своем уселся
И поехал в дальний путь…
Дайте, братцы, отдохнуть!
Ⰲⱁⱅ Ⰺⰲⰰⱀ ⰽ ⱌⰰⱃⱓ ⰺⰴⰵⱅ
Ⰺ ⱅⰰⰽⱆⱓ ⱃⰵⱍⱐ ⰲⰵⰴⰵⱅ:
«Ⰴⰾⱝ ⱌⰰⱃⰵⰲⱀⰺⱀⱁ ⱂⱁⰺⰿⰽⰺ
Ⱀⰰⰴⱁ, ⱌⰰⱃⱐ, ⰿⱀⰵ ⰴⰲⰵ ⱎⰺⱃⰺⱀⰽⰺ,
Ⱎⰺⱅⱏⰺ ⰸⱁⰾⱁⱅⱁⰿ ⱎⰰⱅⰵⱃ
Ⰴⰰ ⱁⰱⰵⰴⰵⱀⱀⱏⰺ ⱂⱃⰺⰱⱁⱃ –
Ⰲⰵⱄⱐ ⰸⰰⰿⱁⱃⱄⰽⱁⰳⱁ ⰲⰰⱃⰵⱀⱐⱝ –
Ⰺ ⱄⰾⰰⱄⱅⰵ ⰴⰾⱝ ⱂⱃⱁⱈⰾⰰⰶⰴⰵⱀⱐⱝ». –
«Ⰲⱁⱅ ⰴⰰⰲⱀⱁ ⰱⱏⰺ ⱅⰰⰽ, ⱍⰵⰿ ⱀⰵⱅ», –
Ⱌⰰⱃⱐ ⱄ ⰽⱃⱁⰲⰰⱅⰺ ⰴⰰⰾ ⱁⱅⰲⰵⱅ
Ⰺ ⰲⰵⰾⰵⰾ, ⱍⱅⱁⰱⱏⰺ ⰴⰲⱁⱃⱝⱀⰰ
Ⰲⱄⰵ ⱄⱏⰺⱄⰽⰰⰾⰺ ⰴⰾⱝ Ⰺⰲⰰⱀⰰ,
Ⰿⱁⰾⱁⰴⱌⱁⰿ ⰵⰳⱁ ⱀⰰⰸⰲⰰⰾ
Ⰺ «ⱄⱍⰰⱄⱅⰾⰺⰲⱏⰺ ⱂⱆⱅⱐ!» ⱄⰽⰰⰸⰰⰾ.

 

Ⱀⰰ ⰴⱃⱆⰳⱁ ⰴⰵⱀⱐ, ⱆⱅⱃⱁⰿ ⱃⰰⱀⱁ,
Ⱃⰰⰸⰱⱆⰴⰺⰾ ⰽⱁⱀⰵⰽ Ⰺⰲⰰⱀⰰ:
«Ⰳⰵ! Ⱈⱁⰸⱝⰺⱀ! ⱂⱁⰾⱀⱁ ⱄⱂⰰⱅⱐ!
Ⰲⱃⰵⰿⱝ ⰴⰵⰾⱁ ⰺⱄⱂⱃⰰⰲⰾⱝⱅⱐ!»
Ⰲⱁⱅ Ⰺⰲⰰⱀⱆⱎⰽⰰ ⱂⱁⰴⱀⱝⰾⱄⱝ,
Ⰲ ⱂⱆⱅⱐ ⰴⱁⱃⱁⰶⰽⱆ ⱄⱁⰱⰺⱃⰰⰾⱄⱝ,
Ⰲⰸⱝⰾ ⱎⰺⱃⰺⱀⰽⰺ ⰺ ⱎⰰⱅⰵⱃ
Ⰴⰰ ⱁⰱⰵⰴⰵⱀⱀⱏⰺ ⱂⱃⰺⰱⱁⱃ –
Ⰲⰵⱄⱐ ⰸⰰⰿⱁⱃⱄⰽⱁⰳⱁ ⰲⰰⱃⰵⱀⱐⱝ –
Ⰺ ⱄⰾⰰⱄⱅⰵ ⰴⰾⱝ ⱂⱃⱁⱈⰾⰰⰶⰴⰵⱀⱐⱝ;
Ⰲⱄⰵ ⰲ ⰿⰵⱎⱁⰽ ⰴⱁⱃⱁⰶⱀⱏⰺ ⱄⰽⰾⰰⰾ
Ⰺ ⰲⰵⱃⰵⰲⰽⱁ ⰸⰰⰲⱝⰸⰰⰾ,
Ⱂⱁⱅⰵⱂⰾⰵⰵ ⱂⱃⰺⱁⰴⰵⰾⱄⱝ,
Ⱀⰰ ⰽⱁⱀⱐⰽⰵ ⱄⰲⱁⰵⰿ ⱆⱄⰵⰾⱄⱝ,
Ⰲⱏⰺⱀⱆⰾ ⱈⰾⰵⰱⰰ ⰾⱁⰿⱁⱅⱁⰽ
Ⰺ ⱂⱁⰵⱈⰰⰾ ⱀⰰ ⰲⱁⱄⱅⱁⰽ
Ⱂⱁ ⱅⱁⱖ ⰾⰺ Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⱆ.

 

Ⰵⰴⱆⱅ ⱌⰵⰾⱆⱓ ⱄⰵⰴⰿⰺⱌⱆ;
Ⱀⰰⱂⱁⱄⰾⰵⰴⱁⰽ, ⰲ ⰴⰵⱀⱐ ⱁⱄⱐⰿⱁ,
Ⱂⱃⰺⰵⰸⰶⰰⱓⱅ ⰲ ⰾⰵⱄ ⰳⱆⱄⱅⱁ.
Ⱅⱆⱅ ⱄⰽⰰⰸⰰⰾ ⰽⱁⱀⰵⰽ Ⰺⰲⰰⱀⱆ:
«Ⰲⱁⱅ ⰴⱁⱃⱁⰳⰰ ⰽ ⱁⰽⰺⱝⱀⱆ,
Ⰺ ⱀⰰ ⱀⰵⰿ-ⱅⱁ ⰽⱃⱆⰳⰾⱏⰺ ⰳⱁⰴ
Ⱅⰰ ⰽⱃⰰⱄⰰⰲⰺⱌⰰ ⰶⰺⰲⰵⱅ;
Ⰴⰲⰰ ⱃⰰⰸⰰ ⱁⱀⰰ ⰾⰺⱎⱐ ⱄⱈⱁⰴⰺⱅ
Ⱄ ⱁⰽⰺⱝⱀⰰ ⰺ ⱂⱃⰺⰲⱁⰴⰺⱅ
Ⰴⱁⰾⰳⰺ ⰴⰵⱀⱐ ⱀⰰ ⰸⰵⰿⰾⱓ ⰽ ⱀⰰⰿ.
Ⰲⱁⱅ ⱆⰲⰺⰴⰺⱎⱐ ⰸⰰⰲⱅⱃⰰ ⱄⰰⰿ».
Ⰺ, ⱁⰽⱁⱀⱍⰺⰲ ⱃⰵⱍⱐ ⰽ Ⰺⰲⰰⱀⱆ,
Ⰲⱏⰺⰱⰵⰳⰰⰵⱅ ⰽ ⱁⰽⰺⱝⱀⱆ,
Ⱀⰰ ⰽⱁⱅⱁⱃⱁⰿ ⰱⰵⰾⱏⰺ ⰲⰰⰾ
Ⱁⰴⰺⱀⰵⱎⰵⱀⰵⰽ ⰳⱆⰾⱝⰾ.
Ⱅⱆⱅ Ⰺⰲⰰⱀ ⱄ ⰽⱁⱀⱐⰽⰰ ⱄⰾⰵⰸⰰⰵⱅ,
Ⰰ ⰽⱁⱀⰵⰽ ⰵⰿⱆ ⰲⰵⱋⰰⰵⱅ:
«Ⱀⱆ, ⱃⰰⱄⰽⰺⰴⱏⰺⰲⰰ ⱎⰰⱅⰵⱃ,
Ⱀⰰ ⱎⰺⱃⰺⱀⰽⱆ ⱄⱅⰰⰲⱐ ⱂⱃⰺⰱⱁⱃ
Ⰺⰸ ⰸⰰⰿⱁⱃⱄⰽⱁⰳⱁ ⰲⰰⱃⰵⱀⱐⱝ
Ⰺ ⱄⰾⰰⱄⱅⰵ ⰴⰾⱝ ⱂⱃⱁⱈⰾⰰⰶⰴⰵⱀⱐⱝ.
Ⱄⰰⰿ ⰾⱁⰶⰺⱄⱝ ⰸⰰ ⱎⰰⱅⱃⱁⰿ
Ⰴⰰ ⱄⰿⰵⰽⰰ ⱄⰵⰱⰵ ⱆⰿⱁⰿ.
Ⰲⰺⰴⰺⱎⱐ, ⱎⰾⱓⱂⰽⰰ ⰲⱁⱀ ⰿⰵⰾⱐⰽⰰⰵⱅ.
Ⱅⱁ ⱌⰰⱃⰵⰲⱀⰰ ⱂⱁⰴⱂⰾⱏⰺⰲⰰⰵⱅ.
Ⱂⱆⱄⱅⱐ ⰲ ⱎⰰⱅⰵⱃ ⱁⱀⰰ ⰲⱁⰴⰵⱅ,
Ⱂⱆⱄⱅⱐ ⱂⱁⰽⱆⱎⰰⰵⱅ, ⱂⱁⱂⱐⰵⱅ;
Ⰲⱁⱅ, ⰽⰰⰽ ⰲ ⰳⱆⱄⰾⰺ ⰸⰰⰺⰳⱃⰰⰵⱅ –
Ⰸⱀⰰ, ⱆⰶ ⰲⱃⰵⰿⱝ ⱀⰰⱄⱅⱆⱂⰰⰵⱅ.
Ⱅⱏⰺ ⱅⱁⱅⱍⰰⱄ ⰲ ⱎⰰⱅⰵⱃ ⰲⰱⰵⰳⰰ,
Ⱅⱆ ⱌⰰⱃⰵⰲⱀⱆ ⱄⱁⱈⰲⰰⱅⰰ,
Ⰺ ⰴⰵⱃⰶⰺ ⰵⰵ ⱄⰺⰾⱐⱀⰵⰵ,
Ⰴⰰ ⰸⱁⰲⰺ ⰿⰵⱀⱝ ⱄⰽⱁⱃⰵⰵ.
Ⱝ ⱀⰰ ⱂⰵⱃⰲⱏⰺ ⱅⰲⱁ ⱂⱃⰺⰽⰰⰸ
Ⱂⱃⰺⰱⰵⰳⱆ ⰽ ⱅⰵⰱⰵ ⰽⰰⰽ ⱃⰰⰸ,
Ⰺ ⱂⱁⰵⰴⰵⰿ… Ⰴⰰ ⱄⰿⱁⱅⱃⰺ ⰶⰵ,
Ⱅⱏⰺ ⰳⰾⱝⰴⰺ ⰸⰰ ⱀⰵ ⱂⱁⰱⰾⰺⰶⰵ,
Ⰵⱄⰾⰺ ⰶ ⱅⱏⰺ ⰵⰵ ⱂⱃⱁⱄⱂⰺⱎⱐ,
Ⱅⰰⰽ ⰱⰵⰴⱏⰺ ⱀⰵ ⰺⰸⰱⰵⰶⰺⱎⱐ».
Ⱅⱆⱅ ⰽⱁⱀⰵⰽ ⰺⰸ ⰳⰾⰰⰸ ⱄⱁⰽⱃⱏⰺⰾⱄⱝ,
Ⰸⰰ ⱎⰰⱅⰵⱃ Ⰺⰲⰰⱀ ⰸⰰⰱⰺⰾⱄⱝ
Ⰺ ⰴⰰⰲⰰ ⰴⱏⰺⱃⱆ ⰲⰵⱃⱅⰵⱅⱐ,
Ⱍⱅⱁⰱ ⱌⰰⱃⰵⰲⱀⱆ ⱂⱁⰴⱄⰿⱁⱅⱃⰵⱅⱐ.

 

Ⱝⱄⱀⱏⰺ ⱂⱁⰾⰴⰵⱀⱐ ⱀⰰⱄⱅⱆⱂⰰⰵⱅ;
Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⰰ ⱂⱁⰴⱂⰾⱏⰺⰲⰰⰵⱅ,
Ⰲⱈⱁⰴⰺⱅ ⱄ ⰳⱆⱄⰾⱝⰿⰺ ⰲ ⱎⰰⱅⰵⱃ
Ⰺ ⱄⰰⰴⰺⱅⱄⱝ ⰸⰰ ⱂⱃⰺⰱⱁⱃ.
«Ⱈⰿ! Ⱅⰰⰽ ⰲⱁⱅ ⱅⰰ Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⰰ!
Ⰽⰰⰽ ⰶⰵ ⰲ ⱄⰽⰰⰸⰽⰰⱈ ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅⱄⱝ, –
Ⱃⰰⱄⱄⱆⰶⰴⰰⰵⱅ ⱄⱅⱃⰵⰿⱝⱀⱀⱁ, –
Ⱍⱅⱁ ⰽⱆⰴⰰ ⰽⱃⰰⱄⱀⰰ ⱄⱁⰱⱁ
Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⰰ, ⱅⰰⰽ ⱍⱅⱁ ⰴⰺⰲⱁ!
ⱅⰰ ⰲⱁⰲⱄⰵ ⱀⰵ ⰽⱃⰰⱄⰺⰲⰰ:
Ⰺ ⰱⰾⰵⰴⱀⰰ-ⱅⱁ ⰺ ⱅⱁⱀⰽⰰ,
Ⱍⰰ, ⰲ ⱁⰱⱈⰲⰰⱅ-ⱅⱁ ⱅⱃⰺ ⰲⰵⱃⱎⰽⰰ;
Ⰰ ⱀⱁⰶⱁⱀⰽⰰ-ⱅⱁ ⱀⱁⰶⱁⱀⰽⰰ!
Ⱅⱐⱇⱆ ⱅⱏⰺ! Ⱄⰾⱁⰲⱀⱁ ⱆ ⱌⱏⰺⱂⰾⰵⱀⰽⰰ!
Ⱂⱆⱄⱅⱐ ⱂⱁⰾⱓⰱⰺⱅⱄⱝ ⰽⱁⰿⱆ,
Ⱝ ⰺ ⰴⰰⱃⱁⰿ ⱀⰵ ⰲⱁⰸⱐⰿⱆ».
Ⱅⱆⱅ ⱌⰰⱃⰵⰲⱀⰰ ⰸⰰⰺⰳⱃⰰⰾⰰ
Ⰺ ⱄⱅⱁⰾⱐ ⱄⰾⰰⰴⰽⱁ ⱂⱃⰺⱂⰵⰲⰰⰾⰰ,
Ⱍⱅⱁ Ⰺⰲⰰⱀ, ⱀⰵ ⰸⱀⰰⱝ ⰽⰰⰽ,
Ⱂⱃⰺⰽⱁⱃⱀⱆⰾⱄⱝ ⱀⰰ ⰽⱆⰾⰰⰽ;
Ⰺ ⱂⱁⰴ ⰳⱁⰾⱁⱄ ⱅⰺⱈⰺ, ⱄⱅⱃⱁⱀⱏⰺ
Ⰸⰰⱄⱏⰺⱂⰰⰵⱅ ⱂⱃⰵⱄⱂⱁⰽⱁⱀⱁ.

 

Ⰸⰰⱂⰰⰴ ⱅⰺⱈⱁ ⰴⱁⰳⱁⱃⰰⰾ.
Ⰲⰴⱃⱆⰳ ⰽⱁⱀⰵⰽ ⱀⰰⰴ ⱀⰺⰿ ⰸⰰⱃⰶⰰⰾ
Ⰺ, ⱅⱁⰾⰽⱀⱆⰲ ⰵⰳⱁ ⰽⱁⱂⱏⰺⱅⱁⰿ,
Ⰽⱃⰺⰽⱀⱆⰾ ⰳⱁⰾⱁⱄⱁⰿ ⱄⰵⱃⰴⰺⱅⱏⰺⰿ:
«Ⱄⱂⰺ, ⰾⱓⰱⰵⰸⱀⱏⰺ, ⰴⱁ ⰸⰲⰵⰸⰴⱏⰺ!
Ⰲⱏⰺⱄⱏⰺⱂⰰ ⱄⰵⰱⰵ ⰱⰵⰴⱏⰺ!
Ⱀⰵ ⰿⰵⱀⱝ ⰲⰵⰴⱐ ⰲⰸⰴⰵⱃⱀⱆⱅ ⱀⰰ ⰽⱁⰾ!»
Ⱅⱆⱅ Ⰺⰲⰰⱀⱆⱎⰽⰰ ⰸⰰⱂⰾⰰⰽⰰⰾ
Ⰺ, ⱃⱏⰺⰴⰰⱓⱍⰺ, ⱂⱃⱁⱄⰺⰾ,
Ⱍⱅⱁⰱ ⰽⱁⱀⰵⰽ ⰵⰳⱁ ⱂⱃⱁⱄⱅⰺⰾ.
«Ⱁⱅⱂⱆⱄⱅⰺ ⰲⰺⱀⱆ Ⰺⰲⰰⱀⱆ,
Ⱝ ⰲⱂⰵⱃⰵⰴ ⱆⰶ ⱄⱂⰰⱅⱐ ⱀⰵ ⱄⱅⰰⱀⱆ». –
«Ⱀⱆ, ⱆⰶ Ⰱⱁⰳ ⱅⰵⰱⱝ ⱂⱃⱁⱄⱅⰺⱅ! –
Ⰳⱁⱃⰱⱆⱀⱁⰽ ⰵⰿⱆ ⰽⱃⰺⱍⰺⱅ. –
Ⰲⱄⰵ ⱂⱁⱂⱃⰰⰲⰺⰿ, ⰿⱁⰶⰵⱅ ⱄⱅⰰⱅⱐⱄⱝ,
Ⱅⱁⰾⱐⰽⱁ, ⱍⱆⱃ, ⱀⰵ ⰸⰰⱄⱏⰺⱂⰰⱅⱐⱄⱝ;
Ⰸⰰⰲⱅⱃⰰ, ⱃⰰⱀⱁ ⱂⱁⱆⱅⱃⱆ,
Ⰽ ⰸⰾⰰⱅⱁⱎⰲⰵⱀⱁⰿⱆ ⱎⰰⱅⱃⱆ
Ⱂⱃⰺⱂⰾⱏⰺⰲⰵⱅ ⱁⱂⱝⱅⱐ ⰴⰵⰲⰺⱌⰰ –
Ⰿⰵⰴⱆ ⱄⰾⰰⰴⰽⱁⰳⱁ ⱀⰰⱂⰺⱅⱐⱄⱝ.
Ⰵⱄⰾⰺ ⰶ ⱄⱀⱁⰲⰰ ⱅⱏⰺ ⰸⰰⱄⱀⰵⱎⱐ,
Ⰳⱁⰾⱁⰲⱏⰺ ⱆⰶ ⱀⰵ ⱄⱀⰵⱄⰵⱎⱐ».
Ⱅⱆⱅ ⰽⱁⱀⰵⰽ ⱁⱂⱝⱅⱐ ⱄⱁⰽⱃⱏⰺⰾⱄⱝ;
Ⰰ Ⰺⰲⰰⱀ ⱄⰱⰺⱃⰰⱅⱐ ⱂⱆⱄⱅⰺⰾⱄⱝ
Ⱁⱄⱅⱃⱏⰺⱈ ⰽⰰⰿⱀⰵ ⰺ ⰳⰲⱁⰸⰴⰵ
Ⱁⱅ ⱃⰰⰸⰱⰺⱅⱏⰺⱈ ⰽⱁⱃⰰⰱⰾⰵ
Ⰴⰾⱝ ⱅⱁⰳⱁ, ⱍⱅⱁⰱ ⱆⰽⱁⰾⱁⱅⱐⱄⱝ,
Ⰵⱄⰾⰺ ⰲⱀⱁⰲⱐ ⰵⰿⱆ ⰲⰸⰴⱃⰵⰿⱀⰵⱅⱄⱝ.

 

Ⱀⰰ ⰴⱃⱆⰳⱁ ⰴⰵⱀⱐ, ⱂⱁⱆⱅⱃⱆ,
Ⰽ ⰸⰾⰰⱅⱁⱎⰲⰵⱀⱁⰿⱆ ⱎⰰⱅⱃⱆ
Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⰰ ⱂⱁⰴⱂⰾⱏⰺⰲⰰⰵⱅ,
Ⱎⰾⱓⱂⰽⱆ ⱀⰰ ⰱⰵⱃⰵⰳ ⰱⱃⱁⱄⰰⰵⱅ,
Ⰲⱈⱁⰴⰺⱅ ⱄ ⰳⱆⱄⰾⱝⰿⰺ ⰲ ⱎⰰⱅⰵⱃ
Ⰺ ⱄⰰⰴⰺⱅⱄⱝ ⰸⰰ ⱂⱃⰺⰱⱁⱃ…
Ⰲⱁⱅ ⱌⰰⱃⰵⰲⱀⰰ ⰸⰰⰺⰳⱃⰰⰾⰰ
Ⰺ ⱄⱅⱁⰾⱐ ⱄⰾⰰⰴⰽⱁ ⱂⱃⰺⱂⰵⰲⰰⰾⰰ,
Ⱍⱅⱁ Ⰺⰲⰰⱀⱆⱎⰽⰵ ⱁⱂⱝⱅⱐ
Ⰸⰰⱈⱁⱅⰵⰾⱁⱄⱝ ⱂⱁⱄⱂⰰⱅⱐ.
«Ⱀⰵⱅ, ⱂⱁⱄⱅⱁ ⰶⰵ ⱅⱏⰺ, ⰴⱃⱝⱀⱀⰰⱝ! –
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ Ⰺⰲⰰⱀ, ⰲⱄⱅⰰⰲⰰⱝ. –
Ⱅⱏⰺ ⰲⰴⱃⱆⰳⱁⱃⱝⰴⱐ ⱀⰵ ⱆⰴⰵⱎⱐ
Ⰺ ⰿⰵⱀⱝ ⱀⰵ ⱂⱃⱁⰲⰵⰴⰵⱎⱐ.»
Ⱅⱆⱅ ⰲ ⱎⰰⱅⰵⱃ Ⰺⰲⰰⱀ ⰲⰱⰵⰳⰰⰵⱅ,
Ⰽⱁⱄⱆ ⰴⰾⰺⱀⱀⱆⱓ ⱈⰲⰰⱅⰰⰵⱅ…
«Ⱁ, ⰱⰵⰳⰺ, ⰽⱁⱀⰵⰽ, ⰱⰵⰳⰺ!
Ⰳⱁⱃⰱⱆⱀⱁⰽ ⰿⱁ, ⱂⱁⰿⱁⰳⰺ!»
Ⰲⰿⰺⰳ ⰽⱁⱀⰵⰽ ⰽ ⱀⰵⰿⱆ ⱝⰲⰺⰾⱄⱝ.
«Ⰰⱈ, ⱈⱁⰸⱝⰺⱀ, ⱁⱅⰾⰺⱍⰺⰾⱄⱝ!
Ⱀⱆ, ⱄⰰⰴⰺⱄⱐ ⰶⰵ ⱂⱁⱄⰽⱁⱃⰵ!
Ⰴⰰ ⰴⰵⱃⰶⰺ ⰵⰵ ⱂⰾⱁⱅⱀⰵ!»

 

Ⰲⱁⱅ ⱄⱅⱁⰾⰺⱌⱏⰺ ⰴⱁⱄⱅⰺⰳⰰⰵⱅ.
Ⱌⰰⱃⱐ ⰽ ⱌⰰⱃⰵⰲⱀⰵ ⰲⱏⰺⰱⰵⰳⰰⰵⱅ.
Ⰸⰰ ⰱⰵⰾⱏⰺ ⱃⱆⰽⰺ ⰱⰵⱃⰵⱅ,
Ⰲⱁ ⰴⰲⱁⱃⰵⱌ ⰵⰵ ⰲⰵⰴⰵⱅ
Ⰺ ⱄⰰⰴⰺⱅ ⰸⰰ ⱄⱅⱁⰾ ⰴⱆⰱⱁⰲⱏⰺ
Ⰺ ⱂⱁⰴ ⰸⰰⱀⰰⰲⰵⱄ ⱎⰵⰾⰽⱁⰲⱏⰺ,
Ⰲ ⰳⰾⰰⰸⰽⰺ ⱄ ⱀⰵⰶⱀⱁⱄⱅⱐⱓ ⰳⰾⱝⰴⰺⱅ,
Ⱄⰾⰰⰴⰽⰺ ⱃⰵⱍⰺ ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ:
«Ⰱⰵⱄⱂⱁⰴⱁⰱⱀⰰⱝ ⰴⰵⰲⰺⱌⰰ!
Ⱄⱁⰳⰾⰰⱄⰺⱄⱝ ⰱⱏⰺⱅⱐ ⱌⰰⱃⰺⱌⰰ!
Ⱝ ⱅⰵⰱⱝ ⰵⰴⰲⰰ ⱆⰸⱃⰵⰾ –
Ⱄⰺⰾⱐⱀⱁ ⱄⱅⱃⰰⱄⱅⱐⱓ ⰲⱁⱄⰽⰺⱂⰵⰾ.
Ⱄⱁⰽⱁⰾⰺⱀⱏⰺ ⱅⰲⱁⰺ ⱁⱍⰺ
Ⱀⰵ ⰴⰰⰴⱆⱅ ⰿⱀⰵ ⱄⱂⰰⱅⱐ ⱄⱃⰵⰴⱐ ⱀⱁⱍⰺ
Ⰺ ⰲⱁ ⰲⱃⰵⰿⱝ ⰱⰵⰾⰰ ⰴⱀⱝ,
Ⱁⱈ, ⰺⰸⰿⱆⱍⰰⱓⱅ ⰿⰵⱀⱝ.
Ⰿⱁⰾⰲⰺ ⰾⰰⱄⰽⱁⰲⱁⰵ ⱄⰾⱁⰲⱁ!
Ⰲⱄⰵ ⰴⰾⱝ ⱄⰲⰰⰴⱐⰱⱏⰺ ⱆⰶ ⰳⱁⱅⱁⰲⱁ;
Ⰸⰰⰲⱅⱃⰰ ⰶ ⱆⱅⱃⱁⰿ, ⱄⰲⰵⱅⰺⰽ ⰿⱁ,
Ⱁⰱⰲⰵⱀⱍⰰⰵⰿⱄⱝ ⱄ ⱅⱁⰱⱁ
Ⰺ ⱀⰰⱍⱀⰵⰿ ⰶⰺⱅⱐ ⱂⱃⰺⱂⰵⰲⰰⱝ».

 

Ⰰ ⱌⰰⱃⰵⰲⱀⰰ ⰿⱁⰾⱁⰴⰰⱝ,
Ⱀⰺⱍⰵⰳⱁ ⱀⰵ ⰳⱁⰲⱁⱃⱝ,
Ⱁⱅⰲⰵⱃⱀⱆⰾⰰⱄⱐ ⱁⱅ ⱌⰰⱃⱝ.
Ⱌⰰⱃⱐ ⱀⰺⱄⰽⱁⰾⱐⰽⱁ ⱀⰵ ⱄⰵⱃⰴⰺⰾⱄⱝ,
Ⱀⱁ ⱄⰺⰾⱐⱀⰵ ⰵⱋⰵ ⰲⰾⱓⰱⰺⰾⱄⱝ;
Ⱀⰰ ⰽⱁⰾⰵⱀ ⱂⱃⰵⰴ ⱀⰵⱓ ⱄⱅⰰⰾ,
Ⱃⱆⱍⰽⰺ ⱀⰵⰶⱀⱁ ⱂⱁⰶⰺⰿⰰⰾ
Ⰺ ⰱⰰⰾⱝⱄⱏⰺ ⱀⰰⱍⰰⰾ ⱄⱀⱁⰲⰰ:
«Ⰿⱁⰾⰲⰺ ⰾⰰⱄⰽⱁⰲⱁⰵ ⱄⰾⱁⰲⱁ!
Ⱍⰵⰿ ⱅⰵⰱⱝ ⱝ ⱁⰳⱁⱃⱍⰺⰾ?
Ⰰⰾⰺ ⱅⰵⰿ, ⱍⱅⱁ ⱂⱁⰾⱓⰱⰺⰾ?
Ⱁ, ⱄⱆⰴⱐⰱⰰ ⰿⱁⱝ ⱂⰾⰰⱍⰵⰲⱀⰰ!»
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⰵⰿⱆ ⱌⰰⱃⰵⰲⱀⰰ:
«Ⰵⱄⰾⰺ ⱈⱁⱍⰵⱎⱐ ⰲⰸⱝⱅⱐ ⰿⰵⱀⱝ,
Ⱅⱁ ⰴⱁⱄⱅⰰⰲⱐ ⱅⱏⰺ ⰿⱀⰵ ⰲ ⱅⱃⰺ ⰴⱀⱝ
Ⱂⰵⱃⱄⱅⰵⱀⱐ ⰿⱁ ⰺⰸ ⱁⰽⰺⱝⱀⰰ!» –
«Ⰳⰵ! Ⱂⱁⰸⰲⰰⱅⱐ ⰽⱁ ⰿⱀⰵ Ⰺⰲⰰⱀⰰ!» –
Ⱌⰰⱃⱐ ⱂⱁⱄⱂⰵⱎⱀⱁ ⰸⰰⰽⱃⰺⱍⰰⰾ
Ⰺ ⱍⱆⱅⱐ ⱄⰰⰿ ⱀⰵ ⱂⱁⰱⰵⰶⰰⰾ.

 

Ⰲⱁⱅ Ⰺⰲⰰⱀ ⰽ ⱌⰰⱃⱓ ⱝⰲⰺⰾⱄⱝ,
Ⱌⰰⱃⱐ ⰽ ⱀⰵⰿⱆ ⱁⰱⱁⱃⱁⱅⰺⰾⱄⱝ
Ⰺ ⱄⰽⰰⰸⰰⰾ ⰵⰿⱆ: «Ⰺⰲⰰⱀ!
Ⱂⱁⰵⰸⰶⰰ ⱀⰰ ⱁⰽⰺⱝⱀ;
Ⰲ ⱁⰽⰺⱝⱀⰵ ⱅⱁⰿ ⱈⱃⰰⱀⰺⱅⱄⱝ
Ⱂⰵⱃⱄⱅⰵⱀⱐ, ⱄⰾⱏⰺⱎⱐ ⱅⱏⰺ, Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⱏⰺ.
Ⰽⱁⰾⱐ ⰴⱁⱄⱅⰰⱀⰵⱎⱐ ⰿⱀⰵ ⰵⰳⱁ,
Ⰸⰰⰴⰰⱃⱓ ⱅⰵⰱⱝ ⰲⱄⰵⰳⱁ». –
«Ⱝ ⰺ ⱄ ⱂⰵⱃⰲⱁ-ⱅⱁ ⰴⱁⱃⱁⰳⰺ
Ⰲⱁⰾⱁⱍⱆ ⱀⰰⱄⰺⰾⱆ ⱀⱁⰳⰺ –
Ⱅⱏⰺ ⱁⱂⱝⱅⱐ ⱀⰰ ⱁⰽⰺⱝⱀ!» –
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⱌⰰⱃⱓ Ⰺⰲⰰⱀ.
«Ⰽⰰⰽ ⰶⰵ, ⱂⰾⱆⱅ, ⱀⰵ ⱅⱁⱃⱁⱂⰺⱅⱐⱄⱝ:
Ⰲⰺⰴⰺⱎⱐ, ⱝ ⱈⱁⱍⱆ ⰶⰵⱀⰺⱅⱐⱄⱝ! –
Ⱌⰰⱃⱐ ⱄⱁ ⰳⱀⰵⰲⱁⰿ ⰸⰰⰽⱃⰺⱍⰰⰾ
Ⰺ ⱀⱁⰳⰰⰿⰺ ⰸⰰⱄⱅⱆⱍⰰⰾ. –
Ⱆ ⰿⰵⱀⱝ ⱀⰵ ⱁⱅⱂⰺⱃⰰⱄⱝ,
Ⰰ ⱄⰽⱁⱃⰵⰵ ⱁⱅⱂⱃⰰⰲⰾⱝⱄⱝ!»
Ⱅⱆⱅ Ⰺⰲⰰⱀ ⱈⱁⱅⰵⰾ ⰺⰴⱅⰺ.
«, ⱂⱁⱄⰾⱆⱎⰰ! Ⱂⱁ ⱂⱆⱅⰺ, –
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⰵⰿⱆ ⱌⰰⱃⰺⱌⰰ, –
Ⰸⰰⰵⰸⰶⰰ ⱅⱏⰺ ⱂⱁⰽⰾⱁⱀⰺⱅⱐⱄⱝ
Ⰲ ⰺⰸⱆⰿⱃⱆⰴⱀⱏⰺ ⱅⰵⱃⰵⰿ ⰿⱁ
Ⰴⰰ ⱄⰽⰰⰶⰺ ⰿⱁⰵ ⱃⱁⰴⱀⱁ:
Ⰴⱁⱍⱐ ⰵⰵ ⱆⰸⱀⰰⱅⱐ ⰶⰵⰾⰰⰵⱅ,
Ⰴⰾⱝ ⱍⰵⰳⱁ ⱁⱀⰰ ⱄⰽⱃⱏⰺⰲⰰⰵⱅ
Ⱂⱁ ⱅⱃⰺ ⱀⱁⱍⰺ, ⱂⱁ ⱅⱃⰺ ⰴⱀⱝ
Ⰾⰺⰽ ⱄⰲⱁ ⱝⱄⱀⱏⰺ ⱁⱅ ⰿⰵⱀⱝ?
Ⰺ ⰸⰰⱍⰵⰿ ⰿⱁ ⰱⱃⰰⱅⰵⱌ ⰽⱃⰰⱄⱀⱏⰺ
Ⰸⰰⰲⰵⱃⱀⱆⰾⱄⱝ ⰲ ⰿⱃⰰⰽ ⱀⰵⱀⰰⱄⱅⱀⱏⰺ
Ⰺ ⰲ ⱅⱆⰿⰰⱀⱀⱁ ⰲⱏⰺⱎⰺⱀⰵ
Ⱀⰵ ⱂⱁⱎⰾⰵⱅ ⰾⱆⱍⰰ ⰽⱁ ⰿⱀⰵ?
Ⱀⰵ ⰸⰰⰱⱆⰴⱐ ⰶⰵ!» – «Ⱂⱁⰿⱀⰺⱅⱐ ⰱⱆⰴⱆ,
Ⰵⱄⰾⰺ ⱅⱁⰾⱐⰽⱁ ⱀⰵ ⰸⰰⰱⱆⰴⱆ;
Ⰴⰰ ⰲⰵⰴⱐ ⱀⰰⰴⱁ ⰶⰵ ⱆⰸⱀⰰⱅⱐ,
Ⰽⱅⱁ ⱅⰵ ⰱⱃⰰⱅⰵⱌ, ⰽⱅⱁ ⱅⰵ ⰿⰰⱅⱐ,
Ⱍⱅⱁⰱ ⰲ ⱃⱁⰴⱀⰵ-ⱅⱁ ⱀⰰⰿ ⱀⰵ ⱄⰱⰺⱅⱐⱄⱝ».
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⰵⰿⱆ ⱌⰰⱃⰺⱌⰰ:
«Ⰿⰵⱄⱝⱌ – ⰿⰰⱅⱐ ⰿⱀⰵ. Ⱄⱁⰾⱀⱌⰵ – ⰱⱃⰰⱅ».
«Ⰴⰰ ⱄⰿⱁⱅⱃⰺ, ⰲ ⱅⱃⰺ ⰴⱀⱝ ⱀⰰⰸⰰⰴ!» –
Ⱌⰰⱃⱐ-ⰶⰵⱀⰺⱈ ⰽ ⱅⱁⰿⱆ ⱂⱃⰺⰱⰰⰲⰺⰾ.
Ⱅⱆⱅ Ⰺⰲⰰⱀ ⱌⰰⱃⱝ ⱁⱄⱅⰰⰲⰺⰾ
Ⰺ ⱂⱁⱎⰵⰾ ⱀⰰ ⱄⰵⱀⱁⰲⰰⰾ,
Ⰳⰴⰵ ⰽⱁⱀⰵⰽ ⰵⰳⱁ ⰾⰵⰶⰰⰾ.

 

«Ⱍⱅⱁ, Ⰺⰲⰰⱀⱆⱎⰽⰰ, ⱀⰵⰲⰵⱄⰵⰾ?
Ⱍⱅⱁ ⰳⱁⰾⱁⰲⱆⱎⰽⱆ ⱂⱁⰲⰵⱄⰺⰾ?» –
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⰵⰿⱆ ⰽⱁⱀⰵⰽ.
«Ⱂⱁⰿⱁⰳⰺ ⰿⱀⰵ, ⰳⱁⱃⰱⱆⱀⱁⰽ!
Ⰲⰺⰴⰺⱎⱐ, ⰲⰸⰴⱆⰿⰰⰾ ⱌⰰⱃⱐ ⰶⰵⱀⰺⱅⱐⱄⱝ,
Ⰸⱀⰰⱎⱐ, ⱀⰰ ⱅⱁⱀⰵⱀⱐⰽⱁ ⱌⰰⱃⰺⱌⰵ,
Ⱅⰰⰽ ⰺ ⱎⰾⰵⱅ ⱀⰰ ⱁⰽⰺⱝⱀ, –
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⰽⱁⱀⱐⰽⱆ Ⰺⰲⰰⱀ, –
Ⰴⰰⰾ ⰿⱀⰵ ⱄⱃⱁⰽⱆ ⱅⱃⰺ ⰴⱀⱝ ⱅⱁⰾⱐⰽⱁ;
Ⱅⱆⱅ ⱂⱁⱂⱃⱁⰱⱁⰲⰰⱅⱐ ⰺⰸⰲⱁⰾⱐ-ⰽⰰ
Ⱂⰵⱃⱄⱅⰵⱀⱐ ⰴⱐⱝⰲⱁⰾⱐⱄⰽⰺ ⰴⱁⱄⱅⰰⱅⱐ!
Ⰴⰰ ⰲⰵⰾⰵⰾⰰ ⰸⰰⰵⰸⰶⰰⱅⱐ
ⱅⰰ ⱅⱁⱀⰽⰰⱝ ⱌⰰⱃⰺⱌⰰ
Ⰳⰴⰵ-ⱅⱁ ⰲ ⱅⰵⱃⰵⰿ ⱂⱁⰽⰾⱁⱀⰺⱅⱐⱄⱝ
Ⱄⱁⰾⱀⱌⱆ, Ⰿⰵⱄⱝⱌⱆ, ⱂⱃⰺⱅⱁⰿ
Ⰺ ⱄⱂⱃⱁⱎⰰⱅⱐ ⰽⱁⰵ ⱁⰱ ⱍⰵⰿ…»
Ⱅⱆⱅ ⰽⱁⱀⰵⰽ: «Ⱄⰽⰰⰸⰰⱅⱐ ⱂⱁ ⰴⱃⱆⰶⰱⰵ,
ⱅⱁ – ⱄⰾⱆⰶⰱⰺⱎⰽⰰ, ⱀⰵ ⱄⰾⱆⰶⰱⰰ;
Ⱄⰾⱆⰶⰱⰰ ⰲⱄⰵ, ⰱⱃⰰⱅ, ⰲⱂⰵⱃⰵⰴⰺ!
Ⱅⱏⰺ ⱅⰵⱂⰵⱃⱝ ⱄⱂⰰⱅⱐ ⱂⱁⰴⰺ;
Ⰰ ⱀⰰⰸⰰⰲⱅⱃⰰ, ⱆⱅⱃⱁⰿ ⱃⰰⱀⱁ,
Ⰿⱏⰺ ⱂⱁⰵⰴⰵⰿ ⰽ ⱁⰽⰺⱝⱀⱆ».
Ⱀⰰ ⰴⱃⱆⰳⱁ ⰴⰵⱀⱐ ⱀⰰⱎ Ⰺⰲⰰⱀ
Ⰲⰸⱝⰲ ⱅⱃⰺ ⰾⱆⰽⱁⰲⰽⰺ ⰲ ⰽⰰⱃⰿⰰⱀ,
Ⱂⱁⱅⰵⱂⰾⰵⰵ ⱂⱃⰺⱁⰴⰵⰾⱄⱝ,
Ⱀⰰ ⰽⱁⱀⱐⰽⰵ ⱄⰲⱁⰵⰿ ⱆⱄⰵⰾⱄⱝ
Ⰺ ⱂⱁⰵⱈⰰⰾ ⰲ ⰴⰰⰾⱐⱀⰺ ⱂⱆⱅⱐ…
Ⰴⰰⱅⰵ, ⰱⱃⰰⱅⱌⱏⰺ, ⱁⱅⰴⱁⱈⱀⱆⱅⱐ!

 


5 ноября 2013 г. Автор: lefro


0 0 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос
Если есть желание что-нибудь написать, ЖМИ: Отзывы