Конёк-горбунок (П. Ершов)

 

На другой день наш Иван
Вновь пришел на окиян.
Вот конек бежит по киту,
По костям стучит копытом.
Чудо-юдо Рыба-кит
Так, вздохнувши, говорит:
«Что, отцы, мое прошенье?
Получу ль когда прощенье?» –
«Погоди ты, Рыба-кит!» –
Тут конек ему кричит.

 

Вот в село он прибегает,
Мужичков к себе сзывает,
Черной гривкою трясет
И такую речь ведет:
«Эй, послушайте, миряне,
Православны христиане!
Коль не хочет кто из вас
К водяному сесть в приказ,
Убирайся вмиг отсюда.
Здесь тотчас случится чудо:
Море сильно закипит,
Повернется Рыба-кит…»
Тут крестьяне и миряне,
Православны христиане,
Закричали: «Быть бедам!»
И пустились по домам.
Все телеги собирали;
В них, не мешкая, поклали
Все, что было живота,
И оставили кита.
Утро с полднем повстречалось,
А в селе уж не осталось
Ни одной души живой,
Словно шел Мамай войной!

 

Тут конек на хвост вбегает,
К перьям близко прилегает
И что мочи есть кричит:
«Чудо-юдо Рыба-кит!
Оттого твои мученья,
Что без Божия веленья
Проглотил ты средь морей
Три десятка кораблей.
Если дашь ты им свободу,
Снимет Бог с тебя невзгоду,
Вмиг все раны заживит,
Веком долгим наградит».
И окончив речь такую,
Закусил узду стальную,
Понатужился – и вмиг
На далекий берег прыг.

 

Чудо-кит зашевелился,
Словно холм поворотился,
Начал море волновать
И из челюстей бросать
Корабли за кораблями
С парусами и гребцами.

 

Тут поднялся шум такой,
Что проснулся царь морской:
В пушки медные палили,
В трубы кованы трубили;
Белый парус поднялся,
Флаг на мачте развился;
Поп с причетом всем служебным
Пел на палубе молебны;
А гребцов веселый ряд
Грянул песню наподхват:
«Как по моречку, по морю,
По широкому раздолью,
Что по самый край земли,
Выбегают корабли…»

 

Волны моря заклубились,
Корабли из глаз сокрылись.
Чудо-юдо Рыба-кит
Громким голосом кричит,
Рот широкий отворяя,
Плесом волны разбивая:
«Чем вам, други, услужить?
Чем за службу наградить?
Надо ль раковин цветистых?
Надо ль рыбок золотистых?
Надо ль крупных жемчугов?
Все достать для вас готов!» –
«Нет, кит-рыба, нам в награду
Ничего того не надо, –
Говорит ему Иван, –
Лучше перстень нам достань, –
Перстень, знаешь, Царь-девицы,
Нашей будущей царицы». –
«Ладно, ладно! Для дружка
И сережку из ушка!
Отыщу я до зарницы
Перстень красной Царь-девицы», –
Кит Ивану отвечал
И, как ключ, на дно упал.

 

Вот он плесом ударяет,
Громким голосом сзывает
Осетриный весь народ
И такую речь ведет:
«Вы достаньте до зарницы
Перстень красной Царь-девицы,
Скрытый в ящичке на дне.
Кто его доставит мне,
Награжу того я чином:
Будет думным дворянином.
Если ж умный мой приказ
Не исполните… я вас!..»
Осетры тут поклонились
И в порядке удалились.

 

Через несколько часов
Двое белых осетров
К киту медленно подплыли
И смиренно говорили:
«Царь великий! Не гневись!
Мы все море уж, кажись,
Исходили и изрыли,
Но и знаку не открыли.
Только Ерш один из нас
Совершил бы твой приказ:
Он по всем морям гуляет,
Так уж, верно, перстень знает;
Но его, как бы назло,
Уж куда-то унесло».
«Отыскать его в минуту
И послать в мою каюту!» –
Кит сердито закричал
И усами закачал.

 

Осетры тут поклонились,
В земский суд бежать пустились
И велели в тот же час
От кита писать указ,
Чтоб гонцов скорей послали
И Ерша того поймали.
Лещ, услыша сей приказ,
Именной писал указ;
Сом (советником он звался)
Под указом подписался;
Черный рак указ сложил
И печати приложил.
Двух дельфинов тут призвали
И, отдав указ, сказали,
Чтоб, от имени царя,
Обежали все моря
И того Ерша-гуляку,
Крикуна и забияку,
Где бы ни было, нашли,
К государю привели.
Тут дельфины поклонились
И Ерша искать пустились.

 

Ищут час они в морях,
Ищут час они в реках,
Все озера исходили,
Все проливы переплыли,
Не могли Ерша сыскать
И вернулися назад,
Чуть не плача от печали…

 

Вдруг дельфины услыхали,
Где-то в маленьком пруде
Крик неслыханный в воде.
В пруд дельфины завернули
И на дно его нырнули, –
Глядь: в пруде, под камышом,
Ерш дерется с Карасем.
«Смирно! Черти б вас побрали!
Вишь, содом какой подняли,
Словно важные бойцы!» –
Закричали им гонцы.
«Ну, а вам какое дело? –
Ерш кричит дельфинам смело. –
Я шутить ведь не люблю,
Разом всех переколю!» –

 

«Ох ты, вечная гуляка,
И крикун, и забияка!
Все бы, дрянь, тебе гулять,
Все бы драться да кричать.
Дома – нет ведь, не сидится!..
Ну, да что с тобой рядиться, –
Вот тебе царев указ,
Чтоб ты плыл к нему тотчас».

 

Тут проказника дельфины
Подхватили под щетины
И отправились назад.
Ерш ну рваться и кричать:
«Будьте милостивы, братцы!
Дайте чуточку подраться.
Распроклятый тот Карась
Поносил меня вчерась
При честном при всем собранье
Неподобной разной бранью…»
Долго Ерш еще кричал,
Наконец и замолчал;
А проказника дельфины
Все тащили за щетины,
Ничего не говоря,
И явились пред царя.

 

«Что ты долго не являлся?
Где ты, вражий сын, шатался?» –
Кит со гневом закричал.
На колени Ерш упал,
И, признавшись в преступленье,
Он молился о прощенье.
«Ну, уж Бог тебя простит! –
Кит державный говорит. –
Но за то твое прощенье
Ты исполни повеленье».
«Рад стараться, Чудо-кит!» –
На коленях Ерш пищит.
«Ты по всем морям гуляешь,
Так уж, верно, перстень знаешь
Царь-девицы?» – «Как не знать!
Можем разом отыскать». –
«Так ступай же поскорее
Да сыщи его живее!»

 

Тут, отдав царю поклон,
Ерш пошел, согнувшись, вон.
С царской дворней побранился,
За плотвой поволочился
И салакушкам шести
Нос разбил он на пути.
Совершив такое дело
В омут кинулся он смело
И в подводной глубине
Вырыл ящичек на дне –
Пуд по крайней мере во сто.
«О, здесь дело-то не просто!»
И давай из всех морей
Ерш скликать к себе сельдей.

 

Сельди духом собралися,
Сундучок тащить взялися,
Только слышно и всего –
«У-у-у!» да «О-о-о!».
Но сколь сильно ни кричали,
Животы лишь надорвали,
А проклятый сундучок
Не дался и на вершок.
«Настоящие селедки!
Вам кнута бы вместо водки!» –
Крикнул Ерш со всех сердцов
И нырнул по осетров.

 

Осетры тут приплывают
И без крика подымают
Крепко ввязнувший в песок
С перстнем красный сундучок.

 

«Ну, ребятушки, смотрите,
Вы к царю теперь плывите,
Я ж пойду теперь ко дну
Да немножко отдохну:
Что-то сон одолевает,
Так глаза вот и смыкает…»
Осетры к царю плывут,
Ерш-гуляка прямо в пруд
(Из которого дельфины
Утащили за щетины).
Чай, додраться с Карасем, –
Я не ведаю о том.
Но теперь мы с ним простимся
И к Ивану возвратимся.

 

Тихо море-окиян.
На песке сидит Иван,
Ждет кита из синя моря
И мурлыкает от горя;
Повалившись на песок,
Дремлет верный горбунок,
Время к вечеру клонилось;
Вот уж солнышко спустилось;
Тихим пламенем горя,
Развернулася заря.
А кита не тут-то было.
«Чтоб те, вора, задавило!
Вишь, какой морской шайтан! –
Говорит себе Иван. –
Обещался до зарницы
Вынесть перстень Царь-девицы,
А доселе не сыскал,
Окаянный зубоскал!

 

А уж солнышко-то село,
И…» Тут море закипело:
Появился чудо-кит
И к Ивану говорит:
«За твое благодеянье
Я исполнил обещанье».
С этим словом сундучок
Брякнул плотно на песок,
Только берег закачался.
«Ну, теперь я расквитался.
Если ж вновь принужусь я,
Позови опять меня;
Твоего благодеянья
Не забыть мне… До свиданья!»
Тут Кит-чудо замолчал
И, всплеснув, на дно упал.

 

Горбунок-конек проснулся,
Встал на лапки, отряхнулся,
На Иванушку взглянул
И четырежды прыгнул.
«Ай да Кит Китович! Славно!
Долг свой выполнил исправно!
Ну, спасибо, Рыба-кит! –
Горбунок-конек кричит. –
Что ж, хозяин, одевайся,
В путь-дорожку отправляйся;
Три денька ведь уж прошло:
Завтра срочное число,
Чай, старик уж умирает».
Тут Ванюша отвечает:
«Рад бы радостью поднять;
Да ведь силы не занять!
Сундучишко больно плотен,
Чай, чертей в него пять сотен
Кит проклятый насажал.
Я уж трижды подымал:
Тяжесть страшная такая!»
Тут конек, не отвечая,
Поднял ящичек ногой,
Будто камышек какой,
И взмахнул к себе на шею.
«Ну, Иван, садись скорее!
Помни, завтра минет срок,
А обратный путь далек».

 

Стал четвертый день зориться,
Наш Иван уже в столице.
Царь с крыльца к нему бежит, –
«Что кольцо мое?» – кричит.
Тут Иван с конька слезает
И преважно отвечает:
«Вот тебе и сундучок!
Да вели-ка скликать полк:
Сундучишко мал хоть на вид,
Да и дьявола задавит».
Царь тотчас стрельцов позвал
И не медля приказал
Сундучок отнесть в светлицу,
Сам пошел по Царь-девицу.
«Перстень твой, душа, найден, –
Сладкогласно молвил он, –
И теперь, примолвить снова,
Нет препятства никакого
Завтра утром, светик мой,
Обвенчаться мне с тобой.

 

Но не хочешь ли, дружочек,
Свой увидеть перстенечек?
Он в дворце моем лежит».
Царь-девица говорит:
«Знаю, знаю! Но, признаться,
Нам нельзя еще венчаться». –
«Отчего же, светик мой?
Я люблю тебя душой,
Мне, прости ты мою смелость,
Страх жениться захотелось.
Если ж ты… то я умру
Завтра ж с горя поутру.
Сжалься, матушка царица!»
Говорит ему девица:
«Но взгляни-ка, ты ведь сед;
Мне пятнадцать только лет:
Как же можно нам венчаться?
Все цари начнут смеяться,
Дед-то, скажут, внучку взял!»
Царь со гневом закричал:
«Пусть-ка только засмеются –
У меня как раз свернутся:
Все их царства полоню!
Весь их род искореню!» –
«Пусть не станут и смеяться,
Все не можно нам венчаться. –
Не растут зимой цветы:
Я красавица, а ты?..
Чем ты можешь похвалиться?» –
Говорит ему девица.
«Я хоть стар, да я удал! –
Царь царице отвечал. –

 

Как немножко приберуся,
Хоть кому так покажуся
Разудалым молодцом.
Ну, да что нам нужды в том?
Лишь бы только нам жениться».
Говорит ему девица:
«А такая в том нужда,
Что не выйду никогда
За дурного, за седого,
За беззубого такого!»
Царь в затылке почесал
И, нахмуряся, сказал:
«Что ж мне делать-то, царица?
Страх как хочется жениться;
Ты же, ровно на беду:
Не пойду да не пойду!» –
«Не пойду я за седого, –
Царь-девица молвит снова. –
Стань, как прежде, молодец, –
Я тотчас же под венец». –
«Вспомни, матушка царица,
Ведь нельзя переродиться;
Чудо Бог один творит».
Царь-девица говорит:
«Коль себя не пожалеешь,
Ты опять помолодеешь.
Слушай: завтра на заре
На широком на дворе
Должен челядь ты заставить
Три котла больших поставить
И костры под них сложить.
Первый надобно налить
До краев водой студеной,
А второй – водой вареной,
А последний – молоком,
Вскипятя его ключом.
Вот, коль хочешь ты жениться
И красавцем учиниться –
Ты, без платья, налегке,
Искупайся в молоке;
Тут побудь в воде вареной,
А потом еще в студеной.
И скажу тебе, отец,
Будешь знатный молодец!»

 

Царь не вымолвил ни слова,
Кликнул тотчас стремяннова.
«Что, опять на окиян? –
Говорит царю Иван. –
Нет, уж дудки, ваша милость!
Уж и то во мне все сбилось.
Не поеду ни за что!» –
«Нет, Иванушка, не то,
Завтра я хочу заставить
На дворе котлы поставить
И костры под них сложить.
Первый думаю налить
До краев водой студеной,
А второй – водой вареной,
А последний – молоком,
Вскипятя его ключом.
Ты же должен постараться,
Пробы ради, искупаться
В этих трех больших котлах,
В молоке и двух водах». –
«Вишь, откуда подъезжает! –
Речь Иван тут начинает. –
Шпарят только поросят,
Да индюшек, да цыплят;
Я ведь, глянь, не поросенок,
Не индюшка, не цыпленок,
Вот в холодной, так оно
Искупаться бы можно,
А подваривать как станешь,
Так меня и не заманишь.
Полно, царь, хитрить-мудрить
Да Ивана проводить!»
Царь, затрясши бородою:
«Что? Рядиться мне с тобою? –
Закричал он. – Но смотри!
Если ты в рассвет зари
Не исполнишь повеленье, –
Я отдам тебя в мученье,
Прикажу тебя пытать,
По кусочкам разрывать.
Вон отсюда, болесть злая!»
Тут Иванушка, рыдая,
Поплелся на сеновал,
Где конек его лежал.

 

«Что, Иванушка, невесел?
Что головушку повесил? –
Говорит ему конек. –
Чай, наш старый женишок
Снова выкинул затею?»
Пал Иван к коньку на шею,
Обнимал и целовал.
«Ох, беда, конек! – сказал. –
Царь вконец меня сбывает;
Сам подумай, заставляет
Искупаться мне в котлах,
В молоке и двух водах:
Как в одной воде студеной,
А в другой воде вареной,
Молоко, слышь, кипяток».
Говорит ему конек:
«Вот уж служба, так уж служба!
Тут нужна моя вся дружба.
Как же к слову не сказать:
Лучше б нам пера не брать;
От него-то, от злодея,
Столько бед тебе на шею…
Ну, не плачь же, Бог с тобой!
Сладим как-нибудь с бедой.
И скорее сам я сгину,
Чем тебя, Иван, покину.
Слушай, завтра на заре
В те поры, как на дворе
Ты разденешься, как должно,
Ты скажи царю: «Не можно ль,
Ваша милость, приказать
Горбунка ко мне послать,
Чтоб впоследни с ним проститься».
Царь на это согласится.
Вот как я хвостом махну,
В те котлы мордой макну,
На тебя два раза прысну,
Громким посвистом присвистну,
Ты, смотри же, не зевай:
В молоко сперва ныряй,
Тут в котел с водой вареной,
А оттудова в студеной.
А теперича молись
Да спокойно спать ложись».
Ⱀⰰ ⰴⱃⱆⰳⱁ ⰴⰵⱀⱐ ⱀⰰⱎ Ⰺⰲⰰⱀ
Ⰲⱀⱁⰲⱐ ⱂⱃⰺⱎⰵⰾ ⱀⰰ ⱁⰽⰺⱝⱀ.
Ⰲⱁⱅ ⰽⱁⱀⰵⰽ ⰱⰵⰶⰺⱅ ⱂⱁ ⰽⰺⱅⱆ,
Ⱂⱁ ⰽⱁⱄⱅⱝⰿ ⱄⱅⱆⱍⰺⱅ ⰽⱁⱂⱏⰺⱅⱁⰿ.
Ⱍⱆⰴⱁ-ⱓⰴⱁ Ⱃⱏⰺⰱⰰ-ⰽⰺⱅ
Ⱅⰰⰽ, ⰲⰸⰴⱁⱈⱀⱆⰲⱎⰺ, ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ:
«Ⱍⱅⱁ, ⱁⱅⱌⱏⰺ, ⰿⱁⰵ ⱂⱃⱁⱎⰵⱀⱐⰵ?
Ⱂⱁⰾⱆⱍⱆ ⰾⱐ ⰽⱁⰳⰴⰰ ⱂⱃⱁⱋⰵⱀⱐⰵ?» –
«Ⱂⱁⰳⱁⰴⰺ ⱅⱏⰺ, Ⱃⱏⰺⰱⰰ-ⰽⰺⱅ!» –
Ⱅⱆⱅ ⰽⱁⱀⰵⰽ ⰵⰿⱆ ⰽⱃⰺⱍⰺⱅ.

 

Ⰲⱁⱅ ⰲ ⱄⰵⰾⱁ ⱁⱀ ⱂⱃⰺⰱⰵⰳⰰⰵⱅ,
Ⰿⱆⰶⰺⱍⰽⱁⰲ ⰽ ⱄⰵⰱⰵ ⱄⰸⱏⰺⰲⰰⰵⱅ,
Ⱍⰵⱃⱀⱁ ⰳⱃⰺⰲⰽⱁⱓ ⱅⱃⱝⱄⰵⱅ
Ⰺ ⱅⰰⰽⱆⱓ ⱃⰵⱍⱐ ⰲⰵⰴⰵⱅ:
«, ⱂⱁⱄⰾⱆⱎⰰⱅⰵ, ⰿⰺⱃⱝⱀⰵ,
Ⱂⱃⰰⰲⱁⱄⰾⰰⰲⱀⱏⰺ ⱈⱃⰺⱄⱅⰺⰰⱀⰵ!
Ⰽⱁⰾⱐ ⱀⰵ ⱈⱁⱍⰵⱅ ⰽⱅⱁ ⰺⰸ ⰲⰰⱄ
Ⰽ ⰲⱁⰴⱝⱀⱁⰿⱆ ⱄⰵⱄⱅⱐ ⰲ ⱂⱃⰺⰽⰰⰸ,
Ⱆⰱⰺⱃⰰⱄⱝ ⰲⰿⰺⰳ ⱁⱅⱄⱓⰴⰰ.
Ⰸⰴⰵⱄⱐ ⱅⱁⱅⱍⰰⱄ ⱄⰾⱆⱍⰺⱅⱄⱝ ⱍⱆⰴⱁ:
Ⰿⱁⱃⰵ ⱄⰺⰾⱐⱀⱁ ⰸⰰⰽⰺⱂⰺⱅ,
Ⱂⱁⰲⰵⱃⱀⰵⱅⱄⱝ Ⱃⱏⰺⰱⰰ-ⰽⰺⱅ…»
Ⱅⱆⱅ ⰽⱃⰵⱄⱅⱐⱝⱀⰵ ⰺ ⰿⰺⱃⱝⱀⰵ,
Ⱂⱃⰰⰲⱁⱄⰾⰰⰲⱀⱏⰺ ⱈⱃⰺⱄⱅⰺⰰⱀⰵ,
Ⰸⰰⰽⱃⰺⱍⰰⰾⰺ: «Ⰱⱏⰺⱅⱐ ⰱⰵⰴⰰⰿ!»
Ⰺ ⱂⱆⱄⱅⰺⰾⰺⱄⱐ ⱂⱁ ⰴⱁⰿⰰⰿ.
Ⰲⱄⰵ ⱅⰵⰾⰵⰳⰺ ⱄⱁⰱⰺⱃⰰⰾⰺ;
Ⰲ ⱀⰺⱈ, ⱀⰵ ⰿⰵⱎⰽⰰⱝ, ⱂⱁⰽⰾⰰⰾⰺ
Ⰲⱄⰵ, ⱍⱅⱁ ⰱⱏⰺⰾⱁ ⰶⰺⰲⱁⱅⰰ,
Ⰺ ⱁⱄⱅⰰⰲⰺⰾⰺ ⰽⰺⱅⰰ.
Ⱆⱅⱃⱁ ⱄ ⱂⱁⰾⰴⱀⰵⰿ ⱂⱁⰲⱄⱅⱃⰵⱍⰰⰾⱁⱄⱐ,
Ⰰ ⰲ ⱄⰵⰾⰵ ⱆⰶ ⱀⰵ ⱁⱄⱅⰰⰾⱁⱄⱐ
Ⱀⰺ ⱁⰴⱀⱁ ⰴⱆⱎⰺ ⰶⰺⰲⱁ,
Ⱄⰾⱁⰲⱀⱁ ⱎⰵⰾ Ⰿⰰⰿⰰ ⰲⱁⱀⱁ!

 

Ⱅⱆⱅ ⰽⱁⱀⰵⰽ ⱀⰰ ⱈⰲⱁⱄⱅ ⰲⰱⰵⰳⰰⰵⱅ,
Ⰽ ⱂⰵⱃⱐⱝⰿ ⰱⰾⰺⰸⰽⱁ ⱂⱃⰺⰾⰵⰳⰰⰵⱅ
Ⰺ ⱍⱅⱁ ⰿⱁⱍⰺ ⰵⱄⱅⱐ ⰽⱃⰺⱍⰺⱅ:
«Ⱍⱆⰴⱁ-ⱓⰴⱁ Ⱃⱏⰺⰱⰰ-ⰽⰺⱅ!
Ⱁⱅⱅⱁⰳⱁ ⱅⰲⱁⰺ ⰿⱆⱍⰵⱀⱐⱝ,
Ⱍⱅⱁ ⰱⰵⰸ Ⰱⱁⰶⰺⱝ ⰲⰵⰾⰵⱀⱐⱝ
Ⱂⱃⱁⰳⰾⱁⱅⰺⰾ ⱅⱏⰺ ⱄⱃⰵⰴⱐ ⰿⱁⱃⰵ
Ⱅⱃⰺ ⰴⰵⱄⱝⱅⰽⰰ ⰽⱁⱃⰰⰱⰾⰵ.
Ⰵⱄⰾⰺ ⰴⰰⱎⱐ ⱅⱏⰺ ⰺⰿ ⱄⰲⱁⰱⱁⰴⱆ,
Ⱄⱀⰺⰿⰵⱅ Ⰱⱁⰳ ⱄ ⱅⰵⰱⱝ ⱀⰵⰲⰸⰳⱁⰴⱆ,
Ⰲⰿⰺⰳ ⰲⱄⰵ ⱃⰰⱀⱏⰺ ⰸⰰⰶⰺⰲⰺⱅ,
Ⰲⰵⰽⱁⰿ ⰴⱁⰾⰳⰺⰿ ⱀⰰⰳⱃⰰⰴⰺⱅ».
Ⰺ ⱁⰽⱁⱀⱍⰺⰲ ⱃⰵⱍⱐ ⱅⰰⰽⱆⱓ,
Ⰸⰰⰽⱆⱄⰺⰾ ⱆⰸⰴⱆ ⱄⱅⰰⰾⱐⱀⱆⱓ,
Ⱂⱁⱀⰰⱅⱆⰶⰺⰾⱄⱝ – ⰺ ⰲⰿⰺⰳ
Ⱀⰰ ⰴⰰⰾⰵⰽⰺ ⰱⰵⱃⰵⰳ ⱂⱃⱏⰺⰳ.

 

Ⱍⱆⰴⱁ-ⰽⰺⱅ ⰸⰰⱎⰵⰲⰵⰾⰺⰾⱄⱝ,
Ⱄⰾⱁⰲⱀⱁ ⱈⱁⰾⰿ ⱂⱁⰲⱁⱃⱁⱅⰺⰾⱄⱝ,
Ⱀⰰⱍⰰⰾ ⰿⱁⱃⰵ ⰲⱁⰾⱀⱁⰲⰰⱅⱐ
Ⰺ ⰺⰸ ⱍⰵⰾⱓⱄⱅⰵ ⰱⱃⱁⱄⰰⱅⱐ
Ⰽⱁⱃⰰⰱⰾⰺ ⰸⰰ ⰽⱁⱃⰰⰱⰾⱝⰿⰺ
Ⱄ ⱂⰰⱃⱆⱄⰰⰿⰺ ⰺ ⰳⱃⰵⰱⱌⰰⰿⰺ.

 

Ⱅⱆⱅ ⱂⱁⰴⱀⱝⰾⱄⱝ ⱎⱆⰿ ⱅⰰⰽⱁ,
Ⱍⱅⱁ ⱂⱃⱁⱄⱀⱆⰾⱄⱝ ⱌⰰⱃⱐ ⰿⱁⱃⱄⰽⱁ:
Ⰲ ⱂⱆⱎⰽⰺ ⰿⰵⰴⱀⱏⰺⰵ ⱂⰰⰾⰺⰾⰺ,
Ⰲ ⱅⱃⱆⰱⱏⰺ ⰽⱁⰲⰰⱀⱏⰺ ⱅⱃⱆⰱⰺⰾⰺ;
Ⰱⰵⰾⱏⰺ ⱂⰰⱃⱆⱄ ⱂⱁⰴⱀⱝⰾⱄⱝ,
Ⱇⰾⰰⰳ ⱀⰰ ⰿⰰⱍⱅⰵ ⱃⰰⰸⰲⰺⰾⱄⱝ;
Ⱂⱁⱂ ⱄ ⱂⱃⰺⱍⰵⱅⱁⰿ ⰲⱄⰵⰿ ⱄⰾⱆⰶⰵⰱⱀⱏⰺⰿ
Ⱂⰵⰾ ⱀⰰ ⱂⰰⰾⱆⰱⰵ ⰿⱁⰾⰵⰱⱀⱏⰺ;
Ⰰ ⰳⱃⰵⰱⱌⱁⰲ ⰲⰵⱄⰵⰾⱏⰺ ⱃⱝⰴ
Ⰳⱃⱝⱀⱆⰾ ⱂⰵⱄⱀⱓ ⱀⰰⱂⱁⰴⱈⰲⰰⱅ:
«Ⰽⰰⰽ ⱂⱁ ⰿⱁⱃⰵⱍⰽⱆ, ⱂⱁ ⰿⱁⱃⱓ,
Ⱂⱁ ⱎⰺⱃⱁⰽⱁⰿⱆ ⱃⰰⰸⰴⱁⰾⱐⱓ,
Ⱍⱅⱁ ⱂⱁ ⱄⰰⰿⱏⰺ ⰽⱃⰰ ⰸⰵⰿⰾⰺ,
Ⰲⱏⰺⰱⰵⰳⰰⱓⱅ ⰽⱁⱃⰰⰱⰾⰺ…»

 

Ⰲⱁⰾⱀⱏⰺ ⰿⱁⱃⱝ ⰸⰰⰽⰾⱆⰱⰺⰾⰺⱄⱐ,
Ⰽⱁⱃⰰⰱⰾⰺ ⰺⰸ ⰳⰾⰰⰸ ⱄⱁⰽⱃⱏⰺⰾⰺⱄⱐ.
Ⱍⱆⰴⱁ-ⱓⰴⱁ Ⱃⱏⰺⰱⰰ-ⰽⰺⱅ
Ⰳⱃⱁⰿⰽⰺⰿ ⰳⱁⰾⱁⱄⱁⰿ ⰽⱃⰺⱍⰺⱅ,
Ⱃⱁⱅ ⱎⰺⱃⱁⰽⰺ ⱁⱅⰲⱁⱃⱝⱝ,
Ⱂⰾⰵⱄⱁⰿ ⰲⱁⰾⱀⱏⰺ ⱃⰰⰸⰱⰺⰲⰰⱝ:
«Ⱍⰵⰿ ⰲⰰⰿ, ⰴⱃⱆⰳⰺ, ⱆⱄⰾⱆⰶⰺⱅⱐ?
Ⱍⰵⰿ ⰸⰰ ⱄⰾⱆⰶⰱⱆ ⱀⰰⰳⱃⰰⰴⰺⱅⱐ?
Ⱀⰰⰴⱁ ⰾⱐ ⱃⰰⰽⱁⰲⰺⱀ ⱌⰲⰵⱅⰺⱄⱅⱏⰺⱈ?
Ⱀⰰⰴⱁ ⰾⱐ ⱃⱏⰺⰱⱁⰽ ⰸⱁⰾⱁⱅⰺⱄⱅⱏⰺⱈ?
Ⱀⰰⰴⱁ ⰾⱐ ⰽⱃⱆⱂⱀⱏⰺⱈ ⰶⰵⰿⱍⱆⰳⱁⰲ?
Ⰲⱄⰵ ⰴⱁⱄⱅⰰⱅⱐ ⰴⰾⱝ ⰲⰰⱄ ⰳⱁⱅⱁⰲ!» –
«Ⱀⰵⱅ, ⰽⰺⱅ-ⱃⱏⰺⰱⰰ, ⱀⰰⰿ ⰲ ⱀⰰⰳⱃⰰⰴⱆ
Ⱀⰺⱍⰵⰳⱁ ⱅⱁⰳⱁ ⱀⰵ ⱀⰰⰴⱁ, –
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⰵⰿⱆ Ⰺⰲⰰⱀ, –
Ⰾⱆⱍⱎⰵ ⱂⰵⱃⱄⱅⰵⱀⱐ ⱀⰰⰿ ⰴⱁⱄⱅⰰⱀⱐ, –
Ⱂⰵⱃⱄⱅⰵⱀⱐ, ⰸⱀⰰⰵⱎⱐ, Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⱏⰺ,
Ⱀⰰⱎⰵ ⰱⱆⰴⱆⱋⰵ ⱌⰰⱃⰺⱌⱏⰺ». –
«Ⰾⰰⰴⱀⱁ, ⰾⰰⰴⱀⱁ! Ⰴⰾⱝ ⰴⱃⱆⰶⰽⰰ
Ⰺ ⱄⰵⱃⰵⰶⰽⱆ ⰺⰸ ⱆⱎⰽⰰ!
Ⱁⱅⱏⰺⱋⱆ ⱝ ⰴⱁ ⰸⰰⱃⱀⰺⱌⱏⰺ
Ⱂⰵⱃⱄⱅⰵⱀⱐ ⰽⱃⰰⱄⱀⱁ Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⱏⰺ», –
Ⰽⰺⱅ Ⰺⰲⰰⱀⱆ ⱁⱅⰲⰵⱍⰰⰾ
Ⰺ, ⰽⰰⰽ ⰽⰾⱓⱍ, ⱀⰰ ⰴⱀⱁ ⱆⱂⰰⰾ.

 

Ⰲⱁⱅ ⱁⱀ ⱂⰾⰵⱄⱁⰿ ⱆⰴⰰⱃⱝⰵⱅ,
Ⰳⱃⱁⰿⰽⰺⰿ ⰳⱁⰾⱁⱄⱁⰿ ⱄⰸⱏⰺⰲⰰⰵⱅ
Ⱁⱄⰵⱅⱃⰺⱀⱏⰺ ⰲⰵⱄⱐ ⱀⰰⱃⱁⰴ
Ⰺ ⱅⰰⰽⱆⱓ ⱃⰵⱍⱐ ⰲⰵⰴⰵⱅ:
«Ⰲⱏⰺ ⰴⱁⱄⱅⰰⱀⱐⱅⰵ ⰴⱁ ⰸⰰⱃⱀⰺⱌⱏⰺ
Ⱂⰵⱃⱄⱅⰵⱀⱐ ⰽⱃⰰⱄⱀⱁ Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⱏⰺ,
Ⱄⰽⱃⱏⰺⱅⱏⰺ ⰲ ⱝⱋⰺⱍⰽⰵ ⱀⰰ ⰴⱀⰵ.
Ⰽⱅⱁ ⰵⰳⱁ ⰴⱁⱄⱅⰰⰲⰺⱅ ⰿⱀⰵ,
Ⱀⰰⰳⱃⰰⰶⱆ ⱅⱁⰳⱁ ⱝ ⱍⰺⱀⱁⰿ:
Ⰱⱆⰴⰵⱅ ⰴⱆⰿⱀⱏⰺⰿ ⰴⰲⱁⱃⱝⱀⰺⱀⱁⰿ.
Ⰵⱄⰾⰺ ⰶ ⱆⰿⱀⱏⰺ ⰿⱁ ⱂⱃⰺⰽⰰⰸ
Ⱀⰵ ⰺⱄⱂⱁⰾⱀⰺⱅⰵ… ⱝ ⰲⰰⱄ!..»
Ⱁⱄⰵⱅⱃⱏⰺ ⱅⱆⱅ ⱂⱁⰽⰾⱁⱀⰺⰾⰺⱄⱐ
Ⰺ ⰲ ⱂⱁⱃⱝⰴⰽⰵ ⱆⰴⰰⰾⰺⰾⰺⱄⱐ.

 

Ⱍⰵⱃⰵⰸ ⱀⰵⱄⰽⱁⰾⱐⰽⱁ ⱍⰰⱄⱁⰲ
Ⰴⰲⱁⰵ ⰱⰵⰾⱏⰺⱈ ⱁⱄⰵⱅⱃⱁⰲ
Ⰽ ⰽⰺⱅⱆ ⰿⰵⰴⰾⰵⱀⱀⱁ ⱂⱁⰴⱂⰾⱏⰺⰾⰺ
Ⰺ ⱄⰿⰺⱃⰵⱀⱀⱁ ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⰾⰺ:
«Ⱌⰰⱃⱐ ⰲⰵⰾⰺⰽⰺ! Ⱀⰵ ⰳⱀⰵⰲⰺⱄⱐ!
Ⰿⱏⰺ ⰲⱄⰵ ⰿⱁⱃⰵ ⱆⰶ, ⰽⰰⰶⰺⱄⱐ,
Ⰺⱄⱈⱁⰴⰺⰾⰺ ⰺ ⰺⰸⱃⱏⰺⰾⰺ,
Ⱀⱁ ⰺ ⰸⱀⰰⰽⱆ ⱀⰵ ⱁⱅⰽⱃⱏⰺⰾⰺ.
Ⱅⱁⰾⱐⰽⱁ Ⰵⱃⱎ ⱁⰴⰺⱀ ⰺⰸ ⱀⰰⱄ
Ⱄⱁⰲⰵⱃⱎⰺⰾ ⰱⱏⰺ ⱅⰲⱁ ⱂⱃⰺⰽⰰⰸ:
Ⱁⱀ ⱂⱁ ⰲⱄⰵⰿ ⰿⱁⱃⱝⰿ ⰳⱆⰾⱝⰵⱅ,
Ⱅⰰⰽ ⱆⰶ, ⰲⰵⱃⱀⱁ, ⱂⰵⱃⱄⱅⰵⱀⱐ ⰸⱀⰰⰵⱅ;
Ⱀⱁ ⰵⰳⱁ, ⰽⰰⰽ ⰱⱏⰺ ⱀⰰⰸⰾⱁ,
Ⱆⰶ ⰽⱆⰴⰰ-ⱅⱁ ⱆⱀⰵⱄⰾⱁ».
«Ⱁⱅⱏⰺⱄⰽⰰⱅⱐ ⰵⰳⱁ ⰲ ⰿⰺⱀⱆⱅⱆ
Ⰺ ⱂⱁⱄⰾⰰⱅⱐ ⰲ ⰿⱁⱓ ⰽⰰⱓⱅⱆ!» –
Ⰽⰺⱅ ⱄⰵⱃⰴⰺⱅⱁ ⰸⰰⰽⱃⰺⱍⰰⰾ
Ⰺ ⱆⱄⰰⰿⰺ ⰸⰰⰽⰰⱍⰰⰾ.

 

Ⱁⱄⰵⱅⱃⱏⰺ ⱅⱆⱅ ⱂⱁⰽⰾⱁⱀⰺⰾⰺⱄⱐ,
Ⰲ ⰸⰵⰿⱄⰽⰺ ⱄⱆⰴ ⰱⰵⰶⰰⱅⱐ ⱂⱆⱄⱅⰺⰾⰺⱄⱐ
Ⰺ ⰲⰵⰾⰵⰾⰺ ⰲ ⱅⱁⱅ ⰶⰵ ⱍⰰⱄ
Ⱁⱅ ⰽⰺⱅⰰ ⱂⰺⱄⰰⱅⱐ ⱆⰽⰰⰸ,
Ⱍⱅⱁⰱ ⰳⱁⱀⱌⱁⰲ ⱄⰽⱁⱃⰵ ⱂⱁⱄⰾⰰⰾⰺ
Ⰺ Ⰵⱃⱎⰰ ⱅⱁⰳⱁ ⱂⱁⰿⰰⰾⰺ.
Ⰾⰵⱋ, ⱆⱄⰾⱏⰺⱎⰰ ⱄⰵ ⱂⱃⰺⰽⰰⰸ,
Ⰺⰿⰵⱀⱀⱁ ⱂⰺⱄⰰⰾ ⱆⰽⰰⰸ;
Ⱄⱁⰿ (ⱄⱁⰲⰵⱅⱀⰺⰽⱁⰿ ⱁⱀ ⰸⰲⰰⰾⱄⱝ)
Ⱂⱁⰴ ⱆⰽⰰⰸⱁⰿ ⱂⱁⰴⱂⰺⱄⰰⰾⱄⱝ;
Ⱍⰵⱃⱀⱏⰺ ⱃⰰⰽ ⱆⰽⰰⰸ ⱄⰾⱁⰶⰺⰾ
Ⰺ ⱂⰵⱍⰰⱅⰺ ⱂⱃⰺⰾⱁⰶⰺⰾ.
Ⰴⰲⱆⱈ ⰴⰵⰾⱐⱇⰺⱀⱁⰲ ⱅⱆⱅ ⱂⱃⰺⰸⰲⰰⰾⰺ
Ⰺ, ⱁⱅⰴⰰⰲ ⱆⰽⰰⰸ, ⱄⰽⰰⰸⰰⰾⰺ,
Ⱍⱅⱁⰱ, ⱁⱅ ⰺⰿⰵⱀⰺ ⱌⰰⱃⱝ,
Ⱁⰱⰵⰶⰰⰾⰺ ⰲⱄⰵ ⰿⱁⱃⱝ
Ⰺ ⱅⱁⰳⱁ Ⰵⱃⱎⰰ-ⰳⱆⰾⱝⰽⱆ,
Ⰽⱃⰺⰽⱆⱀⰰ ⰺ ⰸⰰⰱⰺⱝⰽⱆ,
Ⰳⰴⰵ ⰱⱏⰺ ⱀⰺ ⰱⱏⰺⰾⱁ, ⱀⰰⱎⰾⰺ,
Ⰽ ⰳⱁⱄⱆⰴⰰⱃⱓ ⱂⱃⰺⰲⰵⰾⰺ.
Ⱅⱆⱅ ⰴⰵⰾⱐⱇⰺⱀⱏⰺ ⱂⱁⰽⰾⱁⱀⰺⰾⰺⱄⱐ
Ⰺ Ⰵⱃⱎⰰ ⰺⱄⰽⰰⱅⱐ ⱂⱆⱄⱅⰺⰾⰺⱄⱐ.

 

Ⰺⱋⱆⱅ ⱍⰰⱄ ⱁⱀⰺ ⰲ ⰿⱁⱃⱝⱈ,
Ⰺⱋⱆⱅ ⱍⰰⱄ ⱁⱀⰺ ⰲ ⱃⰵⰽⰰⱈ,
Ⰲⱄⰵ ⱁⰸⰵⱃⰰ ⰺⱄⱈⱁⰴⰺⰾⰺ,
Ⰲⱄⰵ ⱂⱃⱁⰾⰺⰲⱏⰺ ⱂⰵⱃⰵⱂⰾⱏⰺⰾⰺ,
Ⱀⰵ ⰿⱁⰳⰾⰺ Ⰵⱃⱎⰰ ⱄⱏⰺⱄⰽⰰⱅⱐ
Ⰺ ⰲⰵⱃⱀⱆⰾⰺⱄⱝ ⱀⰰⰸⰰⰴ,
Ⱍⱆⱅⱐ ⱀⰵ ⱂⰾⰰⱍⰰ ⱁⱅ ⱂⰵⱍⰰⰾⰺ…

 

Ⰲⰴⱃⱆⰳ ⰴⰵⰾⱐⱇⰺⱀⱏⰺ ⱆⱄⰾⱏⰺⱈⰰⰾⰺ,
Ⰳⰴⰵ-ⱅⱁ ⰲ ⰿⰰⰾⰵⱀⱐⰽⱁⰿ ⱂⱃⱆⰴⰵ
Ⰽⱃⰺⰽ ⱀⰵⱄⰾⱏⰺⱈⰰⱀⱀⱏⰺ ⰲ ⰲⱁⰴⰵ.
Ⰲ ⱂⱃⱆⰴ ⰴⰵⰾⱐⱇⰺⱀⱏⰺ ⰸⰰⰲⰵⱃⱀⱆⰾⰺ
Ⰺ ⱀⰰ ⰴⱀⱁ ⰵⰳⱁ ⱀⱏⰺⱃⱀⱆⰾⰺ, –
Ⰳⰾⱝⰴⱐ: ⰲ ⱂⱃⱆⰴⰵ, ⱂⱁⰴ ⰽⰰⰿⱏⰺⱎⱁⰿ,
Ⰵⱃⱎ ⰴⰵⱃⰵⱅⱄⱝ ⱄ Ⰽⰰⱃⰰⱄⰵⰿ.
«Ⱄⰿⰺⱃⱀⱁ! Ⱍⰵⱃⱅⰺ ⰱ ⰲⰰⱄ ⱂⱁⰱⱃⰰⰾⰺ!
Ⰲⰺⱎⱐ, ⱄⱁⰴⱁⰿ ⰽⰰⰽⱁ ⱂⱁⰴⱀⱝⰾⰺ,
Ⱄⰾⱁⰲⱀⱁ ⰲⰰⰶⱀⱏⰺⰵ ⰱⱁⱌⱏⰺ!» –
Ⰸⰰⰽⱃⰺⱍⰰⰾⰺ ⰺⰿ ⰳⱁⱀⱌⱏⰺ.
«Ⱀⱆ, ⰰ ⰲⰰⰿ ⰽⰰⰽⱁⰵ ⰴⰵⰾⱁ? –
Ⰵⱃⱎ ⰽⱃⰺⱍⰺⱅ ⰴⰵⰾⱐⱇⰺⱀⰰⰿ ⱄⰿⰵⰾⱁ. –
Ⱝ ⱎⱆⱅⰺⱅⱐ ⰲⰵⰴⱐ ⱀⰵ ⰾⱓⰱⰾⱓ,
Ⱃⰰⰸⱁⰿ ⰲⱄⰵⱈ ⱂⰵⱃⰵⰽⱁⰾⱓ!» –

 

«Ⱁⱈ ⱅⱏⰺ, ⰲⰵⱍⱀⰰⱝ ⰳⱆⰾⱝⰽⰰ,
Ⰺ ⰽⱃⰺⰽⱆⱀ, ⰺ ⰸⰰⰱⰺⱝⰽⰰ!
Ⰲⱄⰵ ⰱⱏⰺ, ⰴⱃⱝⱀⱐ, ⱅⰵⰱⰵ ⰳⱆⰾⱝⱅⱐ,
Ⰲⱄⰵ ⰱⱏⰺ ⰴⱃⰰⱅⱐⱄⱝ ⰴⰰ ⰽⱃⰺⱍⰰⱅⱐ.
Ⰴⱁⰿⰰ – ⱀⰵⱅ ⰲⰵⰴⱐ, ⱀⰵ ⱄⰺⰴⰺⱅⱄⱝ!..
Ⱀⱆ, ⰴⰰ ⱍⱅⱁ ⱄ ⱅⱁⰱⱁ ⱃⱝⰴⰺⱅⱐⱄⱝ, –
Ⰲⱁⱅ ⱅⰵⰱⰵ ⱌⰰⱃⰵⰲ ⱆⰽⰰⰸ,
Ⱍⱅⱁⰱ ⱅⱏⰺ ⱂⰾⱏⰺⰾ ⰽ ⱀⰵⰿⱆ ⱅⱁⱅⱍⰰⱄ».

 

Ⱅⱆⱅ ⱂⱃⱁⰽⰰⰸⱀⰺⰽⰰ ⰴⰵⰾⱐⱇⰺⱀⱏⰺ
Ⱂⱁⰴⱈⰲⰰⱅⰺⰾⰺ ⱂⱁⰴ ⱋⰵⱅⰺⱀⱏⰺ
Ⰺ ⱁⱅⱂⱃⰰⰲⰺⰾⰺⱄⱐ ⱀⰰⰸⰰⰴ.
Ⰵⱃⱎ ⱀⱆ ⱃⰲⰰⱅⱐⱄⱝ ⰺ ⰽⱃⰺⱍⰰⱅⱐ:
«Ⰱⱆⰴⱐⱅⰵ ⰿⰺⰾⱁⱄⱅⰺⰲⱏⰺ, ⰱⱃⰰⱅⱌⱏⰺ!
Ⰴⰰⱅⰵ ⱍⱆⱅⱁⱍⰽⱆ ⱂⱁⰴⱃⰰⱅⱐⱄⱝ.
Ⱃⰰⱄⱂⱃⱁⰽⰾⱝⱅⱏⰺ ⱅⱁⱅ Ⰽⰰⱃⰰⱄⱐ
Ⱂⱁⱀⱁⱄⰺⰾ ⰿⰵⱀⱝ ⰲⱍⰵⱃⰰⱄⱐ
Ⱂⱃⰺ ⱍⰵⱄⱅⱀⱁⰿ ⱂⱃⰺ ⰲⱄⰵⰿ ⱄⱁⰱⱃⰰⱀⱐⰵ
Ⱀⰵⱂⱁⰴⱁⰱⱀⱁ ⱃⰰⰸⱀⱁ ⰱⱃⰰⱀⱐⱓ…»
Ⰴⱁⰾⰳⱁ Ⰵⱃⱎ ⰵⱋⰵ ⰽⱃⰺⱍⰰⰾ,
Ⱀⰰⰽⱁⱀⰵⱌ ⰺ ⰸⰰⰿⱁⰾⱍⰰⰾ;
Ⰰ ⱂⱃⱁⰽⰰⰸⱀⰺⰽⰰ ⰴⰵⰾⱐⱇⰺⱀⱏⰺ
Ⰲⱄⰵ ⱅⰰⱋⰺⰾⰺ ⰸⰰ ⱋⰵⱅⰺⱀⱏⰺ,
Ⱀⰺⱍⰵⰳⱁ ⱀⰵ ⰳⱁⰲⱁⱃⱝ,
Ⰺ ⱝⰲⰺⰾⰺⱄⱐ ⱂⱃⰵⰴ ⱌⰰⱃⱝ.

 

«Ⱍⱅⱁ ⱅⱏⰺ ⰴⱁⰾⰳⱁ ⱀⰵ ⱝⰲⰾⱝⰾⱄⱝ?
Ⰳⰴⰵ ⱅⱏⰺ, ⰲⱃⰰⰶⰺ ⱄⱏⰺⱀ, ⱎⰰⱅⰰⰾⱄⱝ?» –
Ⰽⰺⱅ ⱄⱁ ⰳⱀⰵⰲⱁⰿ ⰸⰰⰽⱃⰺⱍⰰⰾ.
Ⱀⰰ ⰽⱁⰾⰵⱀⰺ Ⰵⱃⱎ ⱆⱂⰰⰾ,
Ⰺ, ⱂⱃⰺⰸⱀⰰⰲⱎⰺⱄⱐ ⰲ ⱂⱃⰵⱄⱅⱆⱂⰾⰵⱀⱐⰵ,
Ⱁⱀ ⰿⱁⰾⰺⰾⱄⱝ ⱁ ⱂⱃⱁⱋⰵⱀⱐⰵ.
«Ⱀⱆ, ⱆⰶ Ⰱⱁⰳ ⱅⰵⰱⱝ ⱂⱃⱁⱄⱅⰺⱅ! –
Ⰽⰺⱅ ⰴⰵⱃⰶⰰⰲⱀⱏⰺ ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ. –
Ⱀⱁ ⰸⰰ ⱅⱁ ⱅⰲⱁⰵ ⱂⱃⱁⱋⰵⱀⱐⰵ
Ⱅⱏⰺ ⰺⱄⱂⱁⰾⱀⰺ ⱂⱁⰲⰵⰾⰵⱀⱐⰵ».
«Ⱃⰰⰴ ⱄⱅⰰⱃⰰⱅⱐⱄⱝ, Ⱍⱆⰴⱁ-ⰽⰺⱅ!» –
Ⱀⰰ ⰽⱁⰾⰵⱀⱝⱈ Ⰵⱃⱎ ⱂⰺⱋⰺⱅ.
«Ⱅⱏⰺ ⱂⱁ ⰲⱄⰵⰿ ⰿⱁⱃⱝⰿ ⰳⱆⰾⱝⰵⱎⱐ,
Ⱅⰰⰽ ⱆⰶ, ⰲⰵⱃⱀⱁ, ⱂⰵⱃⱄⱅⰵⱀⱐ ⰸⱀⰰⰵⱎⱐ
Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⱏⰺ?» – «Ⰽⰰⰽ ⱀⰵ ⰸⱀⰰⱅⱐ!
Ⰿⱁⰶⰵⰿ ⱃⰰⰸⱁⰿ ⱁⱅⱏⰺⱄⰽⰰⱅⱐ». –
«Ⱅⰰⰽ ⱄⱅⱆⱂⰰ ⰶⰵ ⱂⱁⱄⰽⱁⱃⰵⰵ
Ⰴⰰ ⱄⱏⰺⱋⰺ ⰵⰳⱁ ⰶⰺⰲⰵⰵ!»

 

Ⱅⱆⱅ, ⱁⱅⰴⰰⰲ ⱌⰰⱃⱓ ⱂⱁⰽⰾⱁⱀ,
Ⰵⱃⱎ ⱂⱁⱎⰵⰾ, ⱄⱁⰳⱀⱆⰲⱎⰺⱄⱐ, ⰲⱁⱀ.
Ⱄ ⱌⰰⱃⱄⰽⱁ ⰴⰲⱁⱃⱀⰵ ⱂⱁⰱⱃⰰⱀⰺⰾⱄⱝ,
Ⰸⰰ ⱂⰾⱁⱅⰲⱁ ⱂⱁⰲⱁⰾⱁⱍⰺⰾⱄⱝ
Ⰺ ⱄⰰⰾⰰⰽⱆⱎⰽⰰⰿ ⱎⰵⱄⱅⰺ
Ⱀⱁⱄ ⱃⰰⰸⰱⰺⰾ ⱁⱀ ⱀⰰ ⱂⱆⱅⰺ.
Ⱄⱁⰲⰵⱃⱎⰺⰲ ⱅⰰⰽⱁⰵ ⰴⰵⰾⱁ
Ⰲ ⱁⰿⱆⱅ ⰽⰺⱀⱆⰾⱄⱝ ⱁⱀ ⱄⰿⰵⰾⱁ
Ⰺ ⰲ ⱂⱁⰴⰲⱁⰴⱀⱁ ⰳⰾⱆⰱⰺⱀⰵ
Ⰲⱏⰺⱃⱏⰺⰾ ⱝⱋⰺⱍⰵⰽ ⱀⰰ ⰴⱀⰵ –
Ⱂⱆⰴ ⱂⱁ ⰽⱃⰰⱀⰵ ⰿⰵⱃⰵ ⰲⱁ ⱄⱅⱁ.
«Ⱁ, ⰸⰴⰵⱄⱐ ⰴⰵⰾⱁ-ⱅⱁ ⱀⰵ ⱂⱃⱁⱄⱅⱁ!»
Ⰺ ⰴⰰⰲⰰ ⰺⰸ ⰲⱄⰵⱈ ⰿⱁⱃⰵ
Ⰵⱃⱎ ⱄⰽⰾⰺⰽⰰⱅⱐ ⰽ ⱄⰵⰱⰵ ⱄⰵⰾⱐⰴⰵ.

 

Ⱄⰵⰾⱐⰴⰺ ⰴⱆⱈⱁⰿ ⱄⱁⰱⱃⰰⰾⰺⱄⱝ,
Ⱄⱆⱀⰴⱆⱍⱁⰽ ⱅⰰⱋⰺⱅⱐ ⰲⰸⱝⰾⰺⱄⱝ,
Ⱅⱁⰾⱐⰽⱁ ⱄⰾⱏⰺⱎⱀⱁ ⰺ ⰲⱄⰵⰳⱁ –
«Ⱆ-ⱆ-ⱆ!» ⰴⰰ «Ⱁ-ⱁ-ⱁ!».
Ⱀⱁ ⱄⰽⱁⰾⱐ ⱄⰺⰾⱐⱀⱁ ⱀⰺ ⰽⱃⰺⱍⰰⰾⰺ,
Ⰶⰺⰲⱁⱅⱏⰺ ⰾⰺⱎⱐ ⱀⰰⰴⱁⱃⰲⰰⰾⰺ,
Ⰰ ⱂⱃⱁⰽⰾⱝⱅⱏⰺ ⱄⱆⱀⰴⱆⱍⱁⰽ
Ⱀⰵ ⰴⰰⰾⱄⱝ ⰺ ⱀⰰ ⰲⰵⱃⱎⱁⰽ.
«Ⱀⰰⱄⱅⱁⱝⱋⰺⰵ ⱄⰵⰾⰵⰴⰽⰺ!
Ⰲⰰⰿ ⰽⱀⱆⱅⰰ ⰱⱏⰺ ⰲⰿⰵⱄⱅⱁ ⰲⱁⰴⰽⰺ!» –
Ⰽⱃⰺⰽⱀⱆⰾ Ⰵⱃⱎ ⱄⱁ ⰲⱄⰵⱈ ⱄⰵⱃⰴⱌⱁⰲ
Ⰺ ⱀⱏⰺⱃⱀⱆⰾ ⱂⱁ ⱁⱄⰵⱅⱃⱁⰲ.

 

Ⱁⱄⰵⱅⱃⱏⰺ ⱅⱆⱅ ⱂⱃⰺⱂⰾⱏⰺⰲⰰⱓⱅ
Ⰺ ⰱⰵⰸ ⰽⱃⰺⰽⰰ ⱂⱁⰴⱏⰺⰿⰰⱓⱅ
Ⰽⱃⰵⱂⰽⱁ ⰲⰲⱝⰸⱀⱆⰲⱎⰺ ⰲ ⱂⰵⱄⱁⰽ
Ⱄ ⱂⰵⱃⱄⱅⱀⰵⰿ ⰽⱃⰰⱄⱀⱏⰺ ⱄⱆⱀⰴⱆⱍⱁⰽ.

 

«Ⱀⱆ, ⱃⰵⰱⱝⱅⱆⱎⰽⰺ, ⱄⰿⱁⱅⱃⰺⱅⰵ,
Ⰲⱏⰺ ⰽ ⱌⰰⱃⱓ ⱅⰵⱂⰵⱃⱐ ⱂⰾⱏⰺⰲⰺⱅⰵ,
Ⱝ ⰶ ⱂⱁⰴⱆ ⱅⰵⱂⰵⱃⱐ ⰽⱁ ⰴⱀⱆ
Ⰴⰰ ⱀⰵⰿⱀⱁⰶⰽⱁ ⱁⱅⰴⱁⱈⱀⱆ:
Ⱍⱅⱁ-ⱅⱁ ⱄⱁⱀ ⱁⰴⱁⰾⰵⰲⰰⰵⱅ,
Ⱅⰰⰽ ⰳⰾⰰⰸⰰ ⰲⱁⱅ ⰺ ⱄⰿⱏⰺⰽⰰⰵⱅ…»
Ⱁⱄⰵⱅⱃⱏⰺ ⰽ ⱌⰰⱃⱓ ⱂⰾⱏⰺⰲⱆⱅ,
Ⰵⱃⱎ-ⰳⱆⰾⱝⰽⰰ ⱂⱃⱝⰿⱁ ⰲ ⱂⱃⱆⰴ
(Ⰺⰸ ⰽⱁⱅⱁⱃⱁⰳⱁ ⰴⰵⰾⱐⱇⰺⱀⱏⰺ
Ⱆⱅⰰⱋⰺⰾⰺ ⰸⰰ ⱋⰵⱅⰺⱀⱏⰺ).
Ⱍⰰ, ⰴⱁⰴⱃⰰⱅⱐⱄⱝ ⱄ Ⰽⰰⱃⰰⱄⰵⰿ, –
Ⱝ ⱀⰵ ⰲⰵⰴⰰⱓ ⱁ ⱅⱁⰿ.
Ⱀⱁ ⱅⰵⱂⰵⱃⱐ ⰿⱏⰺ ⱄ ⱀⰺⰿ ⱂⱃⱁⱄⱅⰺⰿⱄⱝ
Ⰺ ⰽ Ⰺⰲⰰⱀⱆ ⰲⱁⰸⰲⱃⰰⱅⰺⰿⱄⱝ.

 

Ⱅⰺⱈⱁ ⰿⱁⱃⰵ-ⱁⰽⰺⱝⱀ.
Ⱀⰰ ⱂⰵⱄⰽⰵ ⱄⰺⰴⰺⱅ Ⰺⰲⰰⱀ,
Ⰶⰴⰵⱅ ⰽⰺⱅⰰ ⰺⰸ ⱄⰺⱀⱝ ⰿⱁⱃⱝ
Ⰺ ⰿⱆⱃⰾⱏⰺⰽⰰⰵⱅ ⱁⱅ ⰳⱁⱃⱝ;
Ⱂⱁⰲⰰⰾⰺⰲⱎⰺⱄⱐ ⱀⰰ ⱂⰵⱄⱁⰽ,
Ⰴⱃⰵⰿⰾⰵⱅ ⰲⰵⱃⱀⱏⰺ ⰳⱁⱃⰱⱆⱀⱁⰽ,
Ⰲⱃⰵⰿⱝ ⰽ ⰲⰵⱍⰵⱃⱆ ⰽⰾⱁⱀⰺⰾⱁⱄⱐ;
Ⰲⱁⱅ ⱆⰶ ⱄⱁⰾⱀⱏⰺⱎⰽⱁ ⱄⱂⱆⱄⱅⰺⰾⱁⱄⱐ;
Ⱅⰺⱈⰺⰿ ⱂⰾⰰⰿⰵⱀⰵⰿ ⰳⱁⱃⱝ,
Ⱃⰰⰸⰲⰵⱃⱀⱆⰾⰰⱄⱝ ⰸⰰⱃⱝ.
Ⰰ ⰽⰺⱅⰰ ⱀⰵ ⱅⱆⱅ-ⱅⱁ ⰱⱏⰺⰾⱁ.
«Ⱍⱅⱁⰱ ⱅⰵ, ⰲⱁⱃⰰ, ⰸⰰⰴⰰⰲⰺⰾⱁ!
Ⰲⰺⱎⱐ, ⰽⰰⰽⱁ ⰿⱁⱃⱄⰽⱁ ⱎⰰⱅⰰⱀ! –
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⱄⰵⰱⰵ Ⰺⰲⰰⱀ. –
Ⱁⰱⰵⱋⰰⰾⱄⱝ ⰴⱁ ⰸⰰⱃⱀⰺⱌⱏⰺ
Ⰲⱏⰺⱀⰵⱄⱅⱐ ⱂⰵⱃⱄⱅⰵⱀⱐ Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⱏⰺ,
Ⰰ ⰴⱁⱄⰵⰾⰵ ⱀⰵ ⱄⱏⰺⱄⰽⰰⰾ,
Ⱁⰽⰰⱝⱀⱀⱏⰺ ⰸⱆⰱⱁⱄⰽⰰⰾ!

 

Ⰰ ⱆⰶ ⱄⱁⰾⱀⱏⰺⱎⰽⱁ-ⱅⱁ ⱄⰵⰾⱁ,
Ⰺ…» Ⱅⱆⱅ ⰿⱁⱃⰵ ⰸⰰⰽⰺⱂⰵⰾⱁ:
Ⱂⱁⱝⰲⰺⰾⱄⱝ ⱍⱆⰴⱁ-ⰽⰺⱅ
Ⰺ ⰽ Ⰺⰲⰰⱀⱆ ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ:
«Ⰸⰰ ⱅⰲⱁⰵ ⰱⰾⰰⰳⱁⰴⰵⱝⱀⱐⰵ
Ⱝ ⰺⱄⱂⱁⰾⱀⰺⰾ ⱁⰱⰵⱋⰰⱀⱐⰵ».
Ⱄ ⱅⰺⰿ ⱄⰾⱁⰲⱁⰿ ⱄⱆⱀⰴⱆⱍⱁⰽ
Ⰱⱃⱝⰽⱀⱆⰾ ⱂⰾⱁⱅⱀⱁ ⱀⰰ ⱂⰵⱄⱁⰽ,
Ⱅⱁⰾⱐⰽⱁ ⰱⰵⱃⰵⰳ ⰸⰰⰽⰰⱍⰰⰾⱄⱝ.
«Ⱀⱆ, ⱅⰵⱂⰵⱃⱐ ⱝ ⱃⰰⱄⰽⰲⰺⱅⰰⰾⱄⱝ.
Ⰵⱄⰾⰺ ⰶ ⰲⱀⱁⰲⱐ ⱂⱃⰺⱀⱆⰶⱆⱄⱐ ⱝ,
Ⱂⱁⰸⱁⰲⰺ ⱁⱂⱝⱅⱐ ⰿⰵⱀⱝ;
Ⱅⰲⱁⰵⰳⱁ ⰱⰾⰰⰳⱁⰴⰵⱝⱀⱐⱝ
Ⱀⰵ ⰸⰰⰱⱏⰺⱅⱐ ⰿⱀⰵ… Ⰴⱁ ⱄⰲⰺⰴⰰⱀⱐⱝ!»
Ⱅⱆⱅ Ⰽⰺⱅ-ⱍⱆⰴⱁ ⰸⰰⰿⱁⰾⱍⰰⰾ
Ⰺ, ⰲⱄⱂⰾⰵⱄⱀⱆⰲ, ⱀⰰ ⰴⱀⱁ ⱆⱂⰰⰾ.

 

Ⰳⱁⱃⰱⱆⱀⱁⰽ-ⰽⱁⱀⰵⰽ ⱂⱃⱁⱄⱀⱆⰾⱄⱝ,
Ⰲⱄⱅⰰⰾ ⱀⰰ ⰾⰰⱂⰽⰺ, ⱁⱅⱃⱝⱈⱀⱆⰾⱄⱝ,
Ⱀⰰ Ⰺⰲⰰⱀⱆⱎⰽⱆ ⰲⰸⰳⰾⱝⱀⱆⰾ
Ⰺ ⱍⰵⱅⱏⰺⱃⰵⰶⰴⱏⰺ ⱂⱃⱏⰺⰳⱀⱆⰾ.
«Ⰰ ⰴⰰ Ⰽⰺⱅ Ⰽⰺⱅⱁⰲⰺⱍ! Ⱄⰾⰰⰲⱀⱁ!
Ⰴⱁⰾⰳ ⱄⰲⱁ ⰲⱏⰺⱂⱁⰾⱀⰺⰾ ⰺⱄⱂⱃⰰⰲⱀⱁ!
Ⱀⱆ, ⱄⱂⰰⱄⰺⰱⱁ, Ⱃⱏⰺⰱⰰ-ⰽⰺⱅ! –
Ⰳⱁⱃⰱⱆⱀⱁⰽ-ⰽⱁⱀⰵⰽ ⰽⱃⰺⱍⰺⱅ. –
Ⱍⱅⱁ ⰶ, ⱈⱁⰸⱝⰺⱀ, ⱁⰴⰵⰲⰰⱄⱝ,
Ⰲ ⱂⱆⱅⱐ-ⰴⱁⱃⱁⰶⰽⱆ ⱁⱅⱂⱃⰰⰲⰾⱝⱄⱝ;
Ⱅⱃⰺ ⰴⰵⱀⱐⰽⰰ ⰲⰵⰴⱐ ⱆⰶ ⱂⱃⱁⱎⰾⱁ:
Ⰸⰰⰲⱅⱃⰰ ⱄⱃⱁⱍⱀⱁⰵ ⱍⰺⱄⰾⱁ,
Ⱍⰰ, ⱄⱅⰰⱃⰺⰽ ⱆⰶ ⱆⰿⰺⱃⰰⰵⱅ».
Ⱅⱆⱅ Ⰲⰰⱀⱓⱎⰰ ⱁⱅⰲⰵⱍⰰⰵⱅ:
«Ⱃⰰⰴ ⰱⱏⰺ ⱃⰰⰴⱁⱄⱅⱐⱓ ⱂⱁⰴⱀⱝⱅⱐ;
Ⰴⰰ ⰲⰵⰴⱐ ⱄⰺⰾⱏⰺ ⱀⰵ ⰸⰰⱀⱝⱅⱐ!
Ⱄⱆⱀⰴⱆⱍⰺⱎⰽⱁ ⰱⱁⰾⱐⱀⱁ ⱂⰾⱁⱅⰵⱀ,
Ⱍⰰ, ⱍⰵⱃⱅⰵ ⰲ ⱀⰵⰳⱁ ⱂⱝⱅⱐ ⱄⱁⱅⰵⱀ
Ⰽⰺⱅ ⱂⱃⱁⰽⰾⱝⱅⱏⰺ ⱀⰰⱄⰰⰶⰰⰾ.
Ⱝ ⱆⰶ ⱅⱃⰺⰶⰴⱏⰺ ⱂⱁⰴⱏⰺⰿⰰⰾ:
Ⱅⱝⰶⰵⱄⱅⱐ ⱄⱅⱃⰰⱎⱀⰰⱝ ⱅⰰⰽⰰⱝ!»
Ⱅⱆⱅ ⰽⱁⱀⰵⰽ, ⱀⰵ ⱁⱅⰲⰵⱍⰰⱝ,
Ⱂⱁⰴⱀⱝⰾ ⱝⱋⰺⱍⰵⰽ ⱀⱁⰳⱁ,
Ⰱⱆⰴⱅⱁ ⰽⰰⰿⱏⰺⱎⰵⰽ ⰽⰰⰽⱁ,
Ⰺ ⰲⰸⰿⰰⱈⱀⱆⰾ ⰽ ⱄⰵⰱⰵ ⱀⰰ ⱎⰵⱓ.
«Ⱀⱆ, Ⰺⰲⰰⱀ, ⱄⰰⰴⰺⱄⱐ ⱄⰽⱁⱃⰵⰵ!
Ⱂⱁⰿⱀⰺ, ⰸⰰⰲⱅⱃⰰ ⰿⰺⱀⰵⱅ ⱄⱃⱁⰽ,
Ⰰ ⱁⰱⱃⰰⱅⱀⱏⰺ ⱂⱆⱅⱐ ⰴⰰⰾⰵⰽ».

 

Ⱄⱅⰰⰾ ⱍⰵⱅⰲⰵⱃⱅⱏⰺ ⰴⰵⱀⱐ ⰸⱁⱃⰺⱅⱐⱄⱝ,
Ⱀⰰⱎ Ⰺⰲⰰⱀ ⱆⰶⰵ ⰲ ⱄⱅⱁⰾⰺⱌⰵ.
Ⱌⰰⱃⱐ ⱄ ⰽⱃⱏⰺⰾⱐⱌⰰ ⰽ ⱀⰵⰿⱆ ⰱⰵⰶⰺⱅ, –
«Ⱍⱅⱁ ⰽⱁⰾⱐⱌⱁ ⰿⱁⰵ?» – ⰽⱃⰺⱍⰺⱅ.
Ⱅⱆⱅ Ⰺⰲⰰⱀ ⱄ ⰽⱁⱀⱐⰽⰰ ⱄⰾⰵⰸⰰⰵⱅ
Ⰺ ⱂⱃⰵⰲⰰⰶⱀⱁ ⱁⱅⰲⰵⱍⰰⰵⱅ:
«Ⰲⱁⱅ ⱅⰵⰱⰵ ⰺ ⱄⱆⱀⰴⱆⱍⱁⰽ!
Ⰴⰰ ⰲⰵⰾⰺ-ⰽⰰ ⱄⰽⰾⰺⰽⰰⱅⱐ ⱂⱁⰾⰽ:
Ⱄⱆⱀⰴⱆⱍⰺⱎⰽⱁ ⰿⰰⰾ ⱈⱁⱅⱐ ⱀⰰ ⰲⰺⰴ,
Ⰴⰰ ⰺ ⰴⱐⱝⰲⱁⰾⰰ ⰸⰰⰴⰰⰲⰺⱅ».
Ⱌⰰⱃⱐ ⱅⱁⱅⱍⰰⱄ ⱄⱅⱃⰵⰾⱐⱌⱁⰲ ⱂⱁⰸⰲⰰⰾ
Ⰺ ⱀⰵ ⰿⰵⰴⰾⱝ ⱂⱃⰺⰽⰰⰸⰰⰾ
Ⱄⱆⱀⰴⱆⱍⱁⰽ ⱁⱅⱀⰵⱄⱅⱐ ⰲ ⱄⰲⰵⱅⰾⰺⱌⱆ,
Ⱄⰰⰿ ⱂⱁⱎⰵⰾ ⱂⱁ Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⱆ.
«Ⱂⰵⱃⱄⱅⰵⱀⱐ ⱅⰲⱁ, ⰴⱆⱎⰰ, ⱀⰰⰴⰵⱀ, –
Ⱄⰾⰰⰴⰽⱁⰳⰾⰰⱄⱀⱁ ⰿⱁⰾⰲⰺⰾ ⱁⱀ, –
Ⰺ ⱅⰵⱂⰵⱃⱐ, ⱂⱃⰺⰿⱁⰾⰲⰺⱅⱐ ⱄⱀⱁⰲⰰ,
Ⱀⰵⱅ ⱂⱃⰵⱂⱝⱅⱄⱅⰲⰰ ⱀⰺⰽⰰⰽⱁⰳⱁ
Ⰸⰰⰲⱅⱃⰰ ⱆⱅⱃⱁⰿ, ⱄⰲⰵⱅⰺⰽ ⰿⱁ,
Ⱁⰱⰲⰵⱀⱍⰰⱅⱐⱄⱝ ⰿⱀⰵ ⱄ ⱅⱁⰱⱁ.

 

Ⱀⱁ ⱀⰵ ⱈⱁⱍⰵⱎⱐ ⰾⰺ, ⰴⱃⱆⰶⱁⱍⰵⰽ,
Ⱄⰲⱁ ⱆⰲⰺⰴⰵⱅⱐ ⱂⰵⱃⱄⱅⰵⱀⰵⱍⰵⰽ?
Ⱁⱀ ⰲ ⰴⰲⱁⱃⱌⰵ ⰿⱁⰵⰿ ⰾⰵⰶⰺⱅ».
Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⰰ ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ:
«Ⰸⱀⰰⱓ, ⰸⱀⰰⱓ! Ⱀⱁ, ⱂⱃⰺⰸⱀⰰⱅⱐⱄⱝ,
Ⱀⰰⰿ ⱀⰵⰾⱐⰸⱝ ⰵⱋⰵ ⰲⰵⱀⱍⰰⱅⱐⱄⱝ». –
«Ⱁⱅⱍⰵⰳⱁ ⰶⰵ, ⱄⰲⰵⱅⰺⰽ ⰿⱁ?
Ⱝ ⰾⱓⰱⰾⱓ ⱅⰵⰱⱝ ⰴⱆⱎⱁ,
Ⰿⱀⰵ, ⱂⱃⱁⱄⱅⰺ ⱅⱏⰺ ⰿⱁⱓ ⱄⰿⰵⰾⱁⱄⱅⱐ,
Ⱄⱅⱃⰰⱈ ⰶⰵⱀⰺⱅⱐⱄⱝ ⰸⰰⱈⱁⱅⰵⰾⱁⱄⱐ.
Ⰵⱄⰾⰺ ⰶ ⱅⱏⰺ… ⱅⱁ ⱝ ⱆⰿⱃⱆ
Ⰸⰰⰲⱅⱃⰰ ⰶ ⱄ ⰳⱁⱃⱝ ⱂⱁⱆⱅⱃⱆ.
Ⱄⰶⰰⰾⱐⱄⱝ, ⰿⰰⱅⱆⱎⰽⰰ ⱌⰰⱃⰺⱌⰰ!»
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⰵⰿⱆ ⰴⰵⰲⰺⱌⰰ:
«Ⱀⱁ ⰲⰸⰳⰾⱝⱀⰺ-ⰽⰰ, ⱅⱏⰺ ⰲⰵⰴⱐ ⱄⰵⰴ;
Ⰿⱀⰵ ⱂⱝⱅⱀⰰⰴⱌⰰⱅⱐ ⱅⱁⰾⱐⰽⱁ ⰾⰵⱅ:
Ⰽⰰⰽ ⰶⰵ ⰿⱁⰶⱀⱁ ⱀⰰⰿ ⰲⰵⱀⱍⰰⱅⱐⱄⱝ?
Ⰲⱄⰵ ⱌⰰⱃⰺ ⱀⰰⱍⱀⱆⱅ ⱄⰿⰵⱝⱅⱐⱄⱝ,
Ⰴⰵⰴ-ⱅⱁ, ⱄⰽⰰⰶⱆⱅ, ⰲⱀⱆⱍⰽⱆ ⰲⰸⱝⰾ!»
Ⱌⰰⱃⱐ ⱄⱁ ⰳⱀⰵⰲⱁⰿ ⰸⰰⰽⱃⰺⱍⰰⰾ:
«Ⱂⱆⱄⱅⱐ-ⰽⰰ ⱅⱁⰾⱐⰽⱁ ⰸⰰⱄⰿⰵⱓⱅⱄⱝ –
Ⱆ ⰿⰵⱀⱝ ⰽⰰⰽ ⱃⰰⰸ ⱄⰲⰵⱃⱀⱆⱅⱄⱝ:
Ⰲⱄⰵ ⰺⱈ ⱌⰰⱃⱄⱅⰲⰰ ⱂⱁⰾⱁⱀⱓ!
Ⰲⰵⱄⱐ ⰺⱈ ⱃⱁⰴ ⰺⱄⰽⱁⱃⰵⱀⱓ!» –
«Ⱂⱆⱄⱅⱐ ⱀⰵ ⱄⱅⰰⱀⱆⱅ ⰺ ⱄⰿⰵⱝⱅⱐⱄⱝ,
Ⰲⱄⰵ ⱀⰵ ⰿⱁⰶⱀⱁ ⱀⰰⰿ ⰲⰵⱀⱍⰰⱅⱐⱄⱝ. –
Ⱀⰵ ⱃⰰⱄⱅⱆⱅ ⰸⰺⰿⱁ ⱌⰲⰵⱅⱏⰺ:
Ⱝ ⰽⱃⰰⱄⰰⰲⰺⱌⰰ, ⰰ ⱅⱏⰺ?..
Ⱍⰵⰿ ⱅⱏⰺ ⰿⱁⰶⰵⱎⱐ ⱂⱁⱈⰲⰰⰾⰺⱅⱐⱄⱝ?» –
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⰵⰿⱆ ⰴⰵⰲⰺⱌⰰ.
«Ⱝ ⱈⱁⱅⱐ ⱄⱅⰰⱃ, ⰴⰰ ⱝ ⱆⰴⰰⰾ! –
Ⱌⰰⱃⱐ ⱌⰰⱃⰺⱌⰵ ⱁⱅⰲⰵⱍⰰⰾ. –

 

Ⰽⰰⰽ ⱀⰵⰿⱀⱁⰶⰽⱁ ⱂⱃⰺⰱⰵⱃⱆⱄⱝ,
Ⱈⱁⱅⱐ ⰽⱁⰿⱆ ⱅⰰⰽ ⱂⱁⰽⰰⰶⱆⱄⱝ
Ⱃⰰⰸⱆⰴⰰⰾⱏⰺⰿ ⰿⱁⰾⱁⰴⱌⱁⰿ.
Ⱀⱆ, ⰴⰰ ⱍⱅⱁ ⱀⰰⰿ ⱀⱆⰶⰴⱏⰺ ⰲ ⱅⱁⰿ?
Ⰾⰺⱎⱐ ⰱⱏⰺ ⱅⱁⰾⱐⰽⱁ ⱀⰰⰿ ⰶⰵⱀⰺⱅⱐⱄⱝ».
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⰵⰿⱆ ⰴⰵⰲⰺⱌⰰ:
«Ⰰ ⱅⰰⰽⰰⱝ ⰲ ⱅⱁⰿ ⱀⱆⰶⰴⰰ,
Ⱍⱅⱁ ⱀⰵ ⰲⱏⰺⰴⱆ ⱀⰺⰽⱁⰳⰴⰰ
Ⰸⰰ ⰴⱆⱃⱀⱁⰳⱁ, ⰸⰰ ⱄⰵⰴⱁⰳⱁ,
Ⰸⰰ ⰱⰵⰸⰸⱆⰱⱁⰳⱁ ⱅⰰⰽⱁⰳⱁ!»
Ⱌⰰⱃⱐ ⰲ ⰸⰰⱅⱏⰺⰾⰽⰵ ⱂⱁⱍⰵⱄⰰⰾ
Ⰺ, ⱀⰰⱈⰿⱆⱃⱝⱄⱝ, ⱄⰽⰰⰸⰰⰾ:
«Ⱍⱅⱁ ⰶ ⰿⱀⰵ ⰴⰵⰾⰰⱅⱐ-ⱅⱁ, ⱌⰰⱃⰺⱌⰰ?
Ⱄⱅⱃⰰⱈ ⰽⰰⰽ ⱈⱁⱍⰵⱅⱄⱝ ⰶⰵⱀⰺⱅⱐⱄⱝ;
Ⱅⱏⰺ ⰶⰵ, ⱃⱁⰲⱀⱁ ⱀⰰ ⰱⰵⰴⱆ:
Ⱀⰵ ⱂⱁⰴⱆ ⰴⰰ ⱀⰵ ⱂⱁⰴⱆ!» –
«Ⱀⰵ ⱂⱁⰴⱆ ⱝ ⰸⰰ ⱄⰵⰴⱁⰳⱁ, –
Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⰰ ⰿⱁⰾⰲⰺⱅ ⱄⱀⱁⰲⰰ. –
Ⱄⱅⰰⱀⱐ, ⰽⰰⰽ ⱂⱃⰵⰶⰴⰵ, ⰿⱁⰾⱁⰴⰵⱌ, –
Ⱝ ⱅⱁⱅⱍⰰⱄ ⰶⰵ ⱂⱁⰴ ⰲⰵⱀⰵⱌ». –
«Ⰲⱄⱂⱁⰿⱀⰺ, ⰿⰰⱅⱆⱎⰽⰰ ⱌⰰⱃⰺⱌⰰ,
Ⰲⰵⰴⱐ ⱀⰵⰾⱐⰸⱝ ⱂⰵⱃⰵⱃⱁⰴⰺⱅⱐⱄⱝ;
Ⱍⱆⰴⱁ Ⰱⱁⰳ ⱁⰴⰺⱀ ⱅⰲⱁⱃⰺⱅ».
Ⱌⰰⱃⱐ-ⰴⰵⰲⰺⱌⰰ ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ:
«Ⰽⱁⰾⱐ ⱄⰵⰱⱝ ⱀⰵ ⱂⱁⰶⰰⰾⰵⰵⱎⱐ,
Ⱅⱏⰺ ⱁⱂⱝⱅⱐ ⱂⱁⰿⱁⰾⱁⰴⰵⰵⱎⱐ.
Ⱄⰾⱆⱎⰰ: ⰸⰰⰲⱅⱃⰰ ⱀⰰ ⰸⰰⱃⰵ
Ⱀⰰ ⱎⰺⱃⱁⰽⱁⰿ ⱀⰰ ⰴⰲⱁⱃⰵ
Ⰴⱁⰾⰶⰵⱀ ⱍⰵⰾⱝⰴⱐ ⱅⱏⰺ ⰸⰰⱄⱅⰰⰲⰺⱅⱐ
Ⱅⱃⰺ ⰽⱁⱅⰾⰰ ⰱⱁⰾⱐⱎⰺⱈ ⱂⱁⱄⱅⰰⰲⰺⱅⱐ
Ⰺ ⰽⱁⱄⱅⱃⱏⰺ ⱂⱁⰴ ⱀⰺⱈ ⱄⰾⱁⰶⰺⱅⱐ.
Ⱂⰵⱃⰲⱏⰺ ⱀⰰⰴⱁⰱⱀⱁ ⱀⰰⰾⰺⱅⱐ
Ⰴⱁ ⰽⱃⰰⰵⰲ ⰲⱁⰴⱁ ⱄⱅⱆⰴⰵⱀⱁ,
Ⰰ ⰲⱅⱁⱃⱁ – ⰲⱁⰴⱁ ⰲⰰⱃⰵⱀⱁ,
Ⰰ ⱂⱁⱄⰾⰵⰴⱀⰺ – ⰿⱁⰾⱁⰽⱁⰿ,
Ⰲⱄⰽⰺⱂⱝⱅⱝ ⰵⰳⱁ ⰽⰾⱓⱍⱁⰿ.
Ⰲⱁⱅ, ⰽⱁⰾⱐ ⱈⱁⱍⰵⱎⱐ ⱅⱏⰺ ⰶⰵⱀⰺⱅⱐⱄⱝ
Ⰺ ⰽⱃⰰⱄⰰⰲⱌⰵⰿ ⱆⱍⰺⱀⰺⱅⱐⱄⱝ –
Ⱅⱏⰺ, ⰱⰵⰸ ⱂⰾⰰⱅⱐⱝ, ⱀⰰⰾⰵⰳⰽⰵ,
Ⰺⱄⰽⱆⱂⰰⱄⱝ ⰲ ⰿⱁⰾⱁⰽⰵ;
Ⱅⱆⱅ ⱂⱁⰱⱆⰴⱐ ⰲ ⰲⱁⰴⰵ ⰲⰰⱃⰵⱀⱁ,
Ⰰ ⱂⱁⱅⱁⰿ ⰵⱋⰵ ⰲ ⱄⱅⱆⰴⰵⱀⱁ.
Ⰺ ⱄⰽⰰⰶⱆ ⱅⰵⰱⰵ, ⱁⱅⰵⱌ,
Ⰱⱆⰴⰵⱎⱐ ⰸⱀⰰⱅⱀⱏⰺ ⰿⱁⰾⱁⰴⰵⱌ!»

 

Ⱌⰰⱃⱐ ⱀⰵ ⰲⱏⰺⰿⱁⰾⰲⰺⰾ ⱀⰺ ⱄⰾⱁⰲⰰ,
Ⰽⰾⰺⰽⱀⱆⰾ ⱅⱁⱅⱍⰰⱄ ⱄⱅⱃⰵⰿⱝⱀⱀⱁⰲⰰ.
«Ⱍⱅⱁ, ⱁⱂⱝⱅⱐ ⱀⰰ ⱁⰽⰺⱝⱀ? –
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⱌⰰⱃⱓ Ⰺⰲⰰⱀ. –
Ⱀⰵⱅ, ⱆⰶ ⰴⱆⰴⰽⰺ, ⰲⰰⱎⰰ ⰿⰺⰾⱁⱄⱅⱐ!
Ⱆⰶ ⰺ ⱅⱁ ⰲⱁ ⰿⱀⰵ ⰲⱄⰵ ⱄⰱⰺⰾⱁⱄⱐ.
Ⱀⰵ ⱂⱁⰵⰴⱆ ⱀⰺ ⰸⰰ ⱍⱅⱁ!» –
«Ⱀⰵⱅ, Ⰺⰲⰰⱀⱆⱎⰽⰰ, ⱀⰵ ⱅⱁ,
Ⰸⰰⰲⱅⱃⰰ ⱝ ⱈⱁⱍⱆ ⰸⰰⱄⱅⰰⰲⰺⱅⱐ
Ⱀⰰ ⰴⰲⱁⱃⰵ ⰽⱁⱅⰾⱏⰺ ⱂⱁⱄⱅⰰⰲⰺⱅⱐ
Ⰺ ⰽⱁⱄⱅⱃⱏⰺ ⱂⱁⰴ ⱀⰺⱈ ⱄⰾⱁⰶⰺⱅⱐ.
Ⱂⰵⱃⰲⱏⰺ ⰴⱆⰿⰰⱓ ⱀⰰⰾⰺⱅⱐ
Ⰴⱁ ⰽⱃⰰⰵⰲ ⰲⱁⰴⱁ ⱄⱅⱆⰴⰵⱀⱁ,
Ⰰ ⰲⱅⱁⱃⱁ – ⰲⱁⰴⱁ ⰲⰰⱃⰵⱀⱁ,
Ⰰ ⱂⱁⱄⰾⰵⰴⱀⰺ – ⰿⱁⰾⱁⰽⱁⰿ,
Ⰲⱄⰽⰺⱂⱝⱅⱝ ⰵⰳⱁ ⰽⰾⱓⱍⱁⰿ.
Ⱅⱏⰺ ⰶⰵ ⰴⱁⰾⰶⰵⱀ ⱂⱁⱄⱅⰰⱃⰰⱅⱐⱄⱝ,
Ⱂⱃⱁⰱⱏⰺ ⱃⰰⰴⰺ, ⰺⱄⰽⱆⱂⰰⱅⱐⱄⱝ
Ⰲ ⱅⰺⱈ ⱅⱃⰵⱈ ⰱⱁⰾⱐⱎⰺⱈ ⰽⱁⱅⰾⰰⱈ,
Ⰲ ⰿⱁⰾⱁⰽⰵ ⰺ ⰴⰲⱆⱈ ⰲⱁⰴⰰⱈ». –
«Ⰲⰺⱎⱐ, ⱁⱅⰽⱆⰴⰰ ⱂⱁⰴⱏⰵⰸⰶⰰⰵⱅ! –
Ⱃⰵⱍⱐ Ⰺⰲⰰⱀ ⱅⱆⱅ ⱀⰰⱍⰺⱀⰰⰵⱅ. –
Ⱎⱂⰰⱃⱝⱅ ⱅⱁⰾⱐⰽⱁ ⱂⱁⱃⱁⱄⱝⱅ,
Ⰴⰰ ⰺⱀⰴⱓⱎⰵⰽ, ⰴⰰ ⱌⱏⰺⱂⰾⱝⱅ;
Ⱝ ⰲⰵⰴⱐ, ⰳⰾⱝⱀⱐ, ⱀⰵ ⱂⱁⱃⱁⱄⰵⱀⱁⰽ,
Ⱀⰵ ⰺⱀⰴⱓⱎⰽⰰ, ⱀⰵ ⱌⱏⰺⱂⰾⰵⱀⱁⰽ,
Ⰲⱁⱅ ⰲ ⱈⱁⰾⱁⰴⱀⱁ, ⱅⰰⰽ ⱁⱀⱁ
Ⰺⱄⰽⱆⱂⰰⱅⱐⱄⱝ ⰱⱏⰺ ⰿⱁⰶⱀⱁ,
Ⰰ ⱂⱁⰴⰲⰰⱃⰺⰲⰰⱅⱐ ⰽⰰⰽ ⱄⱅⰰⱀⰵⱎⱐ,
Ⱅⰰⰽ ⰿⰵⱀⱝ ⰺ ⱀⰵ ⰸⰰⰿⰰⱀⰺⱎⱐ.
Ⱂⱁⰾⱀⱁ, ⱌⰰⱃⱐ, ⱈⰺⱅⱃⰺⱅⱐ-ⰿⱆⰴⱃⰺⱅⱐ
Ⰴⰰ Ⰺⰲⰰⱀⰰ ⱂⱃⱁⰲⱁⰴⰺⱅⱐ!»
Ⱌⰰⱃⱐ, ⰸⰰⱅⱃⱝⱄⱎⰺ ⰱⱁⱃⱁⰴⱁⱓ:
«Ⱍⱅⱁ? Ⱃⱝⰴⰺⱅⱐⱄⱝ ⰿⱀⰵ ⱄ ⱅⱁⰱⱁⱓ? –
Ⰸⰰⰽⱃⰺⱍⰰⰾ ⱁⱀ. – Ⱀⱁ ⱄⰿⱁⱅⱃⰺ!
Ⰵⱄⰾⰺ ⱅⱏⰺ ⰲ ⱃⰰⱄⱄⰲⰵⱅ ⰸⰰⱃⰺ
Ⱀⰵ ⰺⱄⱂⱁⰾⱀⰺⱎⱐ ⱂⱁⰲⰵⰾⰵⱀⱐⰵ, –
Ⱝ ⱁⱅⰴⰰⰿ ⱅⰵⰱⱝ ⰲ ⰿⱆⱍⰵⱀⱐⰵ,
Ⱂⱃⰺⰽⰰⰶⱆ ⱅⰵⰱⱝ ⱂⱏⰺⱅⰰⱅⱐ,
Ⱂⱁ ⰽⱆⱄⱁⱍⰽⰰⰿ ⱃⰰⰸⱃⱏⰺⰲⰰⱅⱐ.
Ⰲⱁⱀ ⱁⱅⱄⱓⰴⰰ, ⰱⱁⰾⰵⱄⱅⱐ ⰸⰾⰰⱝ!»
Ⱅⱆⱅ Ⰺⰲⰰⱀⱆⱎⰽⰰ, ⱃⱏⰺⰴⰰⱝ,
Ⱂⱁⱂⰾⰵⰾⱄⱝ ⱀⰰ ⱄⰵⱀⱁⰲⰰⰾ,
Ⰳⰴⰵ ⰽⱁⱀⰵⰽ ⰵⰳⱁ ⰾⰵⰶⰰⰾ.

 

«Ⱍⱅⱁ, Ⰺⰲⰰⱀⱆⱎⰽⰰ, ⱀⰵⰲⰵⱄⰵⰾ?
Ⱍⱅⱁ ⰳⱁⰾⱁⰲⱆⱎⰽⱆ ⱂⱁⰲⰵⱄⰺⰾ? –
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⰵⰿⱆ ⰽⱁⱀⰵⰽ. –
Ⱍⰰ, ⱀⰰⱎ ⱄⱅⰰⱃⱏⰺ ⰶⰵⱀⰺⱎⱁⰽ
Ⱄⱀⱁⰲⰰ ⰲⱏⰺⰽⰺⱀⱆⰾ ⰸⰰⱅⰵⱓ?»
Ⱂⰰⰾ Ⰺⰲⰰⱀ ⰽ ⰽⱁⱀⱐⰽⱆ ⱀⰰ ⱎⰵⱓ,
Ⱁⰱⱀⰺⰿⰰⰾ ⰺ ⱌⰵⰾⱁⰲⰰⰾ.
«Ⱁⱈ, ⰱⰵⰴⰰ, ⰽⱁⱀⰵⰽ! – ⱄⰽⰰⰸⰰⰾ. –
Ⱌⰰⱃⱐ ⰲⰽⱁⱀⰵⱌ ⰿⰵⱀⱝ ⱄⰱⱏⰺⰲⰰⰵⱅ;
Ⱄⰰⰿ ⱂⱁⰴⱆⰿⰰ, ⰸⰰⱄⱅⰰⰲⰾⱝⰵⱅ
Ⰺⱄⰽⱆⱂⰰⱅⱐⱄⱝ ⰿⱀⰵ ⰲ ⰽⱁⱅⰾⰰⱈ,
Ⰲ ⰿⱁⰾⱁⰽⰵ ⰺ ⰴⰲⱆⱈ ⰲⱁⰴⰰⱈ:
Ⰽⰰⰽ ⰲ ⱁⰴⱀⱁ ⰲⱁⰴⰵ ⱄⱅⱆⰴⰵⱀⱁ,
Ⰰ ⰲ ⰴⱃⱆⰳⱁ ⰲⱁⰴⰵ ⰲⰰⱃⰵⱀⱁ,
Ⰿⱁⰾⱁⰽⱁ, ⱄⰾⱏⰺⱎⱐ, ⰽⰺⱂⱝⱅⱁⰽ».
Ⰳⱁⰲⱁⱃⰺⱅ ⰵⰿⱆ ⰽⱁⱀⰵⰽ:
«Ⰲⱁⱅ ⱆⰶ ⱄⰾⱆⰶⰱⰰ, ⱅⰰⰽ ⱆⰶ ⱄⰾⱆⰶⰱⰰ!
Ⱅⱆⱅ ⱀⱆⰶⱀⰰ ⰿⱁⱝ ⰲⱄⱝ ⰴⱃⱆⰶⰱⰰ.
Ⰽⰰⰽ ⰶⰵ ⰽ ⱄⰾⱁⰲⱆ ⱀⰵ ⱄⰽⰰⰸⰰⱅⱐ:
Ⰾⱆⱍⱎⰵ ⰱ ⱀⰰⰿ ⱂⰵⱃⰰ ⱀⰵ ⰱⱃⰰⱅⱐ;
Ⱁⱅ ⱀⰵⰳⱁ-ⱅⱁ, ⱁⱅ ⰸⰾⱁⰴⰵⱝ,
Ⱄⱅⱁⰾⱐⰽⱁ ⰱⰵⰴ ⱅⰵⰱⰵ ⱀⰰ ⱎⰵⱓ…
Ⱀⱆ, ⱀⰵ ⱂⰾⰰⱍⱐ ⰶⰵ, Ⰱⱁⰳ ⱄ ⱅⱁⰱⱁ!
Ⱄⰾⰰⰴⰺⰿ ⰽⰰⰽ-ⱀⰺⰱⱆⰴⱐ ⱄ ⰱⰵⰴⱁ.
Ⰺ ⱄⰽⱁⱃⰵⰵ ⱄⰰⰿ ⱝ ⱄⰳⰺⱀⱆ,
Ⱍⰵⰿ ⱅⰵⰱⱝ, Ⰺⰲⰰⱀ, ⱂⱁⰽⰺⱀⱆ.
Ⱄⰾⱆⱎⰰ, ⰸⰰⰲⱅⱃⰰ ⱀⰰ ⰸⰰⱃⰵ
Ⰲ ⱅⰵ ⱂⱁⱃⱏⰺ, ⰽⰰⰽ ⱀⰰ ⰴⰲⱁⱃⰵ
Ⱅⱏⰺ ⱃⰰⰸⰴⰵⱀⰵⱎⱐⱄⱝ, ⰽⰰⰽ ⰴⱁⰾⰶⱀⱁ,
Ⱅⱏⰺ ⱄⰽⰰⰶⰺ ⱌⰰⱃⱓ: «Ⱀⰵ ⰿⱁⰶⱀⱁ ⰾⱐ,
Ⰲⰰⱎⰰ ⰿⰺⰾⱁⱄⱅⱐ, ⱂⱃⰺⰽⰰⰸⰰⱅⱐ
Ⰳⱁⱃⰱⱆⱀⰽⰰ ⰽⱁ ⰿⱀⰵ ⱂⱁⱄⰾⰰⱅⱐ,
Ⱍⱅⱁⰱ ⰲⱂⱁⱄⰾⰵⰴⱀⰺ ⱄ ⱀⰺⰿ ⱂⱃⱁⱄⱅⰺⱅⱐⱄⱝ».
Ⱌⰰⱃⱐ ⱀⰰ ⱅⱁ ⱄⱁⰳⰾⰰⱄⰺⱅⱄⱝ.
Ⰲⱁⱅ ⰽⰰⰽ ⱝ ⱈⰲⱁⱄⱅⱁⰿ ⰿⰰⱈⱀⱆ,
Ⰲ ⱅⰵ ⰽⱁⱅⰾⱏⰺ ⰿⱁⱃⰴⱁ ⰿⰰⰽⱀⱆ,
Ⱀⰰ ⱅⰵⰱⱝ ⰴⰲⰰ ⱃⰰⰸⰰ ⱂⱃⱏⰺⱄⱀⱆ,
Ⰳⱃⱁⰿⰽⰺⰿ ⱂⱁⱄⰲⰺⱄⱅⱁⰿ ⱂⱃⰺⱄⰲⰺⱄⱅⱀⱆ,
Ⱅⱏⰺ, ⱄⰿⱁⱅⱃⰺ ⰶⰵ, ⱀⰵ ⰸⰵⰲⰰ:
Ⰲ ⰿⱁⰾⱁⰽⱁ ⱄⱂⰵⱃⰲⰰ ⱀⱏⰺⱃⱝ,
Ⱅⱆⱅ ⰲ ⰽⱁⱅⰵⰾ ⱄ ⰲⱁⰴⱁ ⰲⰰⱃⰵⱀⱁ,
Ⰰ ⱁⱅⱅⱆⰴⱁⰲⰰ ⰲ ⱄⱅⱆⰴⰵⱀⱁ.
Ⰰ ⱅⰵⱂⰵⱃⰺⱍⰰ ⰿⱁⰾⰺⱄⱐ
Ⰴⰰ ⱄⱂⱁⰽⱁⱀⱁ ⱄⱂⰰⱅⱐ ⰾⱁⰶⰺⱄⱐ».

 


5 ноября 2013 г. Автор: lefro


0 0 голосование
закрыто
спасибо
за ваш голос
Если есть желание что-нибудь написать, ЖМИ: Отзывы